sir_michael`s_traffic


Мы должны делать добро из зла, потому что его больше не из чего делать

Сегодня, на Купала, колонны журналистов с камерами и фотоаппаратами потянутся в Калужскую область, в общины родноверов. Почему-то принято считать, что именно родноверы олицетворяют современное язычество.

Не знаю. Язычество — это ведь не столько «религия», сколько кодекс правил по взаимоотношению человека и природы. Не думаю, чтобы родноверы зависели от добычи или улова.

Лично мне кажется, что язычество по-настоящему живо там, где человек является естественной частью природы. Где он живет охотой и рыбалкой, причем на охоту он ходит не в отпуске или в выходной день, а постоянно, как на работу. Чтобы и ему, и семье было, что поесть и во что одеться. И охота для него — не развлечение, а образ жизни.

Мне приходилось сталкиваться с язычниками на Севере. И я понял, что «язычество» — это не «вера такая». А «языческие обряды» — не свидетельство «диких нравов», а выработанные веками методики по сохранению природы и собственной жизни.

…Есть, к примеру, обряд «извлечения утиных яиц из гнезда». Этот обряд похож на простую математическую игру, но он сводится к тому, что у утки и снесенных ею яиц есть четкая взаимосвязь. Если ты возьмешь немного яиц, утка увидит, что яиц стало меньше, и снесет еще. В следующий раз ты должен взять еще меньше. На строго определенное количество, которое ты выясняешь в ходе «обряда». И утка снова яиц добавит. Но если ты сразу заберешь все, то утка нестись больше не будет. Вот так вот обычным сбором яиц можно как повысить яйценоскость диких уток и, следовательно, их поголовье, так и уничтожить все это напрочь. Как сейчас и происходит.

Обряд «Согревания травы ладонями» тоже имеет чисто утилитарное значение. Женщины манси становятся на колени и поют песню — протяжную и грустную. И в это время они синхронно водят руками по траве, словно поглаживая ее, причесывая. Сучья и палки, которые попадаются им в ладони, они незаметно передают назад, детям, а дети относят мусор в горящий костер. Так очищается целая просека.

Со стороны это очень красивый обряд. Почти волшебный. Стоящие на коленях женщины, их гибкие руки, стелящиеся по траве в такт песне… Волшебство! Но на деле все просто — нужен этот обряд для того, чтобы в траве не было никакого мусора. Манси исконно ловят диких уток сетями — пугают табун (там стаи уток называют «табунами» почему-то), утки взлетают, попадают в расставленную сеть, и какое-то время волочат эту сеть за собой, по траве. И попадись в траве какой сучок — все, сеть зацепится, утки вырвутся и улетят. Поселение останется голодным.

Даже самый обычный хоровод, который мы считаем танцем, на самом деле не танец, а языческий обряд. Причем очень важный. Потому что в ходе перестроений хоровода, изменения направления движения и порядка расположения в нем людей молодежь постигала сложную иерархию племени. Правила взаимоотношений в социуме. Даже азы взаимоотношений полов — все было в обычном, вроде бы, «хождении по кругу».

Обряд «жертвоприношения» только называется страшно. А на самом деле он прост и воспитанному городскому человеку даже неприятен. Если охотник-остяк что-то в тайге ест, то он обязательно кусочек отрежет, или отломит, и бросит за спину. Ты и не заметишь, а это было оно — «жертвоприношение». Зверюга какая-нибудь съест. К тому же и моральное значение у этого велико — никогда не съедать все до конца в одиночку. Ибо не один ты на свете есть хочешь. Брось на землю — природа сама разберется, кому это нужно.

Коренные народы Севера никогда не рубят лес для того, чтобы дерево сжечь. Это самый страшный грех. Топят печи и костры только подобранными в лесу сучьями, корягами, хворостом, кустарником и высушенным «топляком». «Топляк» для них — это не принесенная волной коряга, как для нас. Это лоза, которая растет со дна по берегам рек. Летом эту лозу режут, и заготавливают, чтобы высохла. Так и рекам заболачиваться не дают, и тайгу берегут. А деревья валят только для строительства или ремонта дома. Причем основного жилья, для сарая тебе никто дерево рубить не разрешит. А перед тем, как срубить дерево, северный человек долго с ним разговаривает. Гладит кору руками, просит прощения, объясняет, в какую ситуацию он попал, и что другого выхода у него нет… И только потом валит дерево. Со стороны посмотреть — дурдом. А если хорошенько подумать — то дурдом то, как мы к лесу относимся.

Так что к язычникам у меня отношение очень положительное. Ничего плохого ни в их обрядах, ни в их устоях я не нашел. Кстати — большинство их них носят крестики и ходят в церковь. Говорят, что Христос — он для души. Для человека. Но не для охоты. Для охоты есть духи. Которые, конечно, душу человека не излечат, но добычу удвоить могут. И это логично, правильно и справедливо. Потому что Иисус, конечно, был очень, очень хорошим человеком. Но — не охотником. Однако.

Оставить комментарий


Вставить картинку: uploads.ru savepic.su radikal.ru

Proudly powered by WordPress.
Перейти к верхней панели