sir_michael`s_traffic


Мы должны делать добро из зла, потому что его больше не из чего делать

Ровно 25 лет назад глубокой ночью у меня дома зазвонил телефон. Звонил приятель с одной радиостанции, который всегда мне подбрасывал «халтурки». А я потом его за это пивом угощал. В виде «отката», ага. Вот и тогда он сказал, что заболела девочка-корреспондент, и надо сделать для радио репортажик из Хамовников, где состоится закладка капсулы в фундамент будущего Храма Христа Спасителя. Я был нетрезв после празднования Рождества, измотан, как собака, но отказываться от халтуры в нашем деле не принято — один раз откажешься, в другой не позвонят. Матеря заболевшую девочку во все тяжкие, я поставил будильник на 6 утра.

…День выдался ясным. Небо было, как весной. От «Кропотни» до места работы — два шага. Проверку ФСОшники замутили недецкую — пропускали «через автобус». Есть у них такой автобус, через который прессу пропускают — в заднюю дверь заходишь, предъявляешь к осмотру себя, любимого, железо свое, сумки, и через переднюю дверь уже выходишь в охраняемую зону. Этот автобус редко пригоняют, разве что на особо важные мероприятия, да и то — если Президент ожидается. 

«Чего бдим? — спросил у ФСОшника, — Президента ждут?»

«Тебя ждут!» — буркнул невыспавшийся ФСОшник и выпустил меня на волю.

Выйдя из автобуса, я сразу стал искать глазами знакомых радильщиков. На предмет «обмена вострогами». Телевизионщикам эта фишка недоступна, у них — картинка, титры, фиг обманешь. А на радио мы, кто поопытней, часто давали друг другу «восторженные интервью», чтобы потом меньше по толпе бегать. Наговаривали друг другу в микрофон «Ооо, как я счастлив здесь присутствовать! Я проснулся еще с вечера! Всей семье спать не давал! И с первыми петухами! Сюда! Мелкой рысью! И теперь переполнен восторгом и, значит, осознанием момента». 

Потом добавляешь в подводку ведущему текст о том, что «Среди посетивших мероприятие москвичей был и рабочий АЗЛК Исидор Иугудиилов, с которым побеседовал наш корреспондент», подклеиваешь кусок речи из выступления Главнюка какого-нибудь, — и готово дело. Считай, что выгрыз у жизни трудовую копейку.

Телевизионщики в это время смотрели на нас с лютой ненавистью и нескрываемой завистью. «Халявщики!» — кричали еще, ага… 

В тот раз мне не повезло — знакомых не нашлось. Побегал по толпе, набрал живых «восторгов». Одна женщина, в черном платке, говоря в микрофон о переполняющем ее, значит, чувстве, после записи протянула мне маленький целлофановый пакетик. «Возьмите, — говорит. Это вам». Пригляделся — внутри крестик. Медный, дешевенький. Поблагодарил, сунул в карман, и смотрю — джипы охраны появились. А за ними и «членовозы». Вышли из них премьер Черномырдин и Патриарх Алексий Второй. А Лужков уже там крутился, готовность проверял. Все руками трогал, во все пальцем тыкал.

Стройка, надо сказать, уже давно шла. Не в тот день она началась — с прошлого, 1994-го года краны клювами своими вертели. Но освятить в Рождество решили.

Сказали слова в микрофоны, зажгли здоровенные свечи, освятили, и Черномырдину и Патриарху выдали блестящие, чуть не золотые строительные мастерки. Они пошли капсулу закладывать, а я не стал конца дожидаться, рванул к «Кропоткинской», чтобы в ближайший выпуск новостей попасть. И поспать еще хоть немного.

В новости я успел, все сделал быстро, и поспал даже. А засыпая, подумал лишь о том, что вот какой я молодец — подхалтурил. И несложно, и неплохо, и на пиво теперь будет. А о том, что я только что присутствовал при историческом событии — ни единой мысли не было. Спать сильно хотелось, вот честно.

…И месяца не прошло, как направили меня в Чечню. Там только разворачивалась Первая компания. Майкопскую мотострелковую бригаду уже положили целиком, десантура отстояла вокзал, отгремел Ад вокруг площади «Минутка», и нашим даже удалось полгрозного очистить и выдавить дудаевцев за Сунжу. Сложная была командировка. Очень тяжелая. Несколько раз смерть настолько рядом пролетала, что я думал — издевается, честное слово. А на обратном пути, когда меня таможенник досматривал, — тогда как раз досмотр ввели, чтобы боеприпасы из зоны боевых действий не провозили, — таможенник меня спрашивает: «А в этом кармане что?» И показывает на тот карман, который на рукаве. А я про него и забыл совсем, он маленький, неудобный… Залез в него пальцем, и вытащил оттуда тот пакетик. Который мне женщина у фундамента ХХС подарила. Я и забыл о нем совсем. А он, оказывается, всю командировку со мной прокатался. И хоть далек я от мистики, но, знаете, вспоминал потом некоторые моменты, после которых вообще непонятно, как в живых остался, и воленс-неволенс благодарил Бога за то, что не выложил я до отъезда тот крестик из кармана.

Я его после этого, конечно, выложил. Купил ремешок сыромятный, — ну не золото же пошлое покупать, правильно? — и ношу теперь. А еще пожертвования несколько раз на Храм делал. Так что, когда сегодня слышу, что Храм Христа Спасителя построен «на народные деньги», я знаю, что и на мои — тоже.

25 лет назад это было. Ровно.

Вспомнилось вот… 

С Рождеством, браццы. Хороший это праздник.

комментариев 6

  1. Кипра:

    С Рождеством Христовым!

  2. С Рождеством, Кипра! 🙂

  3. pottap:

    А я там купался раньше. В бассейне. Там был бассейн такой, круглый, с тёплой святой водой. Тоже помогало. Не хуже крестика.

  4. Monokot:

    С Рождеством Христовым!
    _________________________________________
    Как и положено слоупоку — с опозданием :-((

  5. pottap:
    А я там купался раньше. В бассейне. Там был бассейн такой, круглый, с тёплой святой водой. Тоже помогало. Не хуже крестика.

    Я тоже, конечно, там купался, но с чего Вы взяли, что вода в бассейне Москва была «Святая»? «Святая вода» проходит специальную процедуру. Недостаточно просто быть водоемом на месте храма. Ну, мне так кажется! 🙂

  6. Monokot:
    С Рождеством Христовым!
    _________________________________________
    Как и положено слоупоку — с опозданием :-((

    В Рождеством!



Оставить комментарий


Вставить картинку: uploads.ru savepic.su radikal.ru

Proudly powered by WordPress.
Перейти к верхней панели