sir_michael`s_traffic


Мы должны делать добро из зла, потому что его больше не из чего делать

Оповещательное

июля 30, 2008

Жив.

Но занят.

Очень сильно.

Скоро буду! Честно.

Я, кажется, понял, как правильно переводится на русский язык название вожделенного с детства города.

По-моему, «Дублин» — это ни что иное, как «Работай, БЛИН!!!». Или «Ну делай же хоть что-нибудь!!!». Или «Арбайтен, гада!» Ведь «to do» — это «вкалывать», правильно?

Вернее, не окружающих, а «окружающего Сэра».

Так вот — глазами окружающего Сэра Коля Ку выглядит совершенным эгоистом. Вот сегодня — поехали мы с вышеозначенным гражданином Колей Ку на встречу с одной мадам, которая обещала нам за тяжкий, бессонный и ваще непомерный труд некоторое количество вечнозеленых североамериканских купюр. А поскольку купюры эти в нашей конторе практически закончились, мы очень захотели тяжко, бессонно и непомерно потрудиться. И для этого приняли решение сделать так, чтобы Сэр выглядел не особо отталкивающе. Сэра помыли, побрили, надели на него темные очки, светлый летний костюм и посадили за руль красивой машины иностранного производства. Короче, Сэр на время стал выглядеть, как человек, которому можно доверить некоторое количество вечнозеленых купюр. Сэр посмотрел на себя в зеркало, оценил картинку, и подумал он, что это хорошо. И захотел увековечить увиденное, ибо шансов на то, что мир когда-нибудь еще увидит респектабилизированного Сэра, не было никаких. «Послушай, — сказал Сэр Коле Ку, — Ты видишь этот восхитительный костюм и темные очки? Ты видишь, что на подбородке у меня нет щетины, а волосы не точат кустом? Ты видишь, наконец, как горделиво я сижу за рулем этого прекрасного автомобиля иностранного производства? Не мог бы ты сфотографировать меня во всем этом великолепии, чтобы в том случае, если у меня все-таки когда-нибудь случатся дети, я мог им мотивированно доказать, что и их папа иногда тоже мог выглядеть вполне человекоподобно?» — «А то!» — сказал Коля Ку и достал фотоаппарат. И навел его на Сэра. И даже сделал снимок. Правда, когда снимок скачали в компьютер, то на нем ничего, кроме самого Коли Ку, не оказалось. Вот я и говорю — эгоист. Что бы не снимал, все равно автопортрет получается…

IMG_4289

Просматриваю результаты последних парламентских выборов. Пытаюсь вникнуть, как же после стольких лет большевистского бесправья электорат дружно и радостно, — и, что характерно, совершенно добровольно, — снова засеменил в тоталитаризм. А потом понял, что напрасно я так убиваюсь — в конце концов, эти «единодушные» сводки вполне годятся в качестве прибора. Который показывает тот уровень безнадеги, который следует  испытывать каждому, кто хоть раз в жизни без улыбки произносил слово «народовластие». Об этом приборе еще незабвенный Александр Аркадьевич ГАЛИЧ писал. В стихотворении «Дерьмометр» —

 

Все было пасмурно и серо,
   И лес стоял, как неживой,
   И только гиря говномера
   Слегка качала головой.

Не все напрасно в этом мире,
   (Хотя и грош ему цена),
   Покуда существуют гири
   И виден уровень говна!

Так что не все так грустно. Едем хоть и не в том направлении, хоть и с бешеным превышением скорости, но с каким-никаким, а прибором. Это уже несколько больше, чем вообще ничего…

Я это всегда утверждал, еще в старом дневнике. Но имел я в виду вовсе не то, что от фоторедакторов надо совершенно отказаться. Это уже экстремизм, ведь и кадрировать, и дотягивать по цвету, свету, контрастности, снимки, конечно, надо. Спорить с этим глупо. Я о другом совершенно хочу сказать. Мне кажется, что в обработке снимка всегда присутствует некая незримая грань, до которой ты работаешь с фотографией, а после — уже совершенно с другим предметом. До этой грани первично то, что ты снимал, объект съемки, то, на что был нацелен объектив. А обработка лишь помогает подчеркнуть, сделать более выпуклым вложенное в фотографию содержание. Но стоит эту грань перешагнуть — и объект съемки становится вторичным. Он превращается в сырье для работы художника и зритель уже наблюдает не то, что снимал фотограф, а то, что получилось в результате работы художника. И исходный снимок в конечном продукте иногда угадывается с трудом. Я не говорю, что это — плохо. Я просто говорю о том, что это — уже не фотография. Это ближе к живописи. Никто ведь не считает, что живопись — это непременно кистью по холсту, да? Моя матушка, к примеру, Царство ей Небесное, из ботиночных шнурков картины делала. Тетушка — из обрезков листов ватмана. А кто-то использует для этого фотографии. Как сырье, как глину. Но получается уже далеко не фотография. Минувшей ночью мне повезло увидеть эту незримую грань собственными глазами. И даже потрогать ее руками. Вернее, курсором. Сейчас я ее и вам покажу, не знаю, может, и вы со мной согласитесь.

Итак — я обрабатывал три пейзажных снимка. С очень неважным качеством. А сделать хотелось. Причем так, чтобы в результате получились именно фотографии, а не картинки. В первом случае это не удалось. То, что я «выжал» цвета заката и они стали неестественными — не страшно. Это в рамки «фотографии» входит, канает за «метафору». Усиление — не изменение. То, что я утопил в черноту пространство вокруг зеркала заднего вида — тоже фигня. Можно списать на «выделение главного объекта за счет удаления второстепенных деталей». До этих пор фотография, — хоть и искалеченная Фотошопом, вывернутая до неузнаваемости, но все же оставалась фотографией. Но давать ее в таком виде было нельзя, поскольку церковь, являющаяся центром композиции, была темной и совершенно не читалась. И полоса заката занимала главное место в композиции, что было совершенно недопустимо. Пришлось церквушку «высветлять». Два мазка высветляющей кистью — и все. Фотография тут же стала рисунком. Навсегда перестав быть фотографией.Всего одна «фотошопная» операция. Нажимаю Ctrl+Z — вижу фото! Добавляю эти два штриха — вижу рисунок. А ведь это, повторюсь, не рисовальная операция, а всего-то — высветление снятого объекта, то, что и грехом-то не считается.  (Снимок называется «Проехали»).IMG_4246_1024_Logo_Light

(далее…)

Сэр расслабился от жары и перестал включать моск. Сэр ест ту интеллектуальную пищу, за которой не надо тянуться, он довольствуется тем, что само лезет в рот. Иными словами, Сэр пошел на поводу у попсы. Намедни о Ксюше Собчак с этой… как ее… ну, неважно, — рассуждал, — а теперь вот о фильме «Особо опасен» говорить будет. Really, i will. И все это потому, что достали странные тенденции, существующие в оценках социумом того или иного события общественной жизни. Столько эмоций, что атмосфера трещит. А из-за чего страсти-то?! 🙂

Вот взять, к примеру, тот же фильм «Особо опасен». Я им, чесгря, заинтересовался во время просмотра «оранжевых» страничек в рунете (в их жовто-блокитную «зону» я принципиально не хожу, этого ржавого шлака и здесь навалом). Все на свете оранжевые люди отодвинули — и проблемы русского языка, и Витренко, и НАТО, — и все в один голос стали поливать грязью фильм «Особо опасен». Прямо такое это дерьмо по их словам, что дерьмей всех дёрем. Дерьмо, потом еще сто раз дерьмо, и бантик сверху. Бантик тоже из дерьма, ессесь. Увидев такую активность одноклеточных, я сразу подумал, что фильм хороший. Однако оранжевой реакции было маловато для того, чтобы заставить меня оторвать заскорузлую задницу от кресла и посмотреть таки этот фильм. Добила реакция нашей, домотканой гопоты. Они тоже на фильм ополчились. Даже сайт специальный протестный открыли. Типа «Нет фильму «Особо опасен!». Чегевары сраные, блин, нашли, с чем бороться…

Добились они своего, посмотрел я кин. И что должен сказать — хороший фильм, братцы! Даже очень. Он даже в отрыве от своей «российскости» хороший, а если вкупе со скрытой национальной составляющей брать — то вообще супер. Давайте теперь подробнее.wanted-2

(далее…)

Пост в ЖЖ:

«Хочу под именем Кати Гордон выпустить сборник рецептов блюд из конины — думаю, вполне нормальный коммерческий ход.»

(Как болельщик «Спартака», заинтересовался. В свете счета в последнем матче… Как все тонко, как все не в лоб, правда? 😉  Сэр.)

Proudly powered by WordPress.
Перейти к верхней панели