sir_michael`s_traffic


Мы должны делать добро из зла, потому что его больше не из чего делать

banner “Из дерьма конфетку сделать можно. Но это будет конфетка… из дерьма!” – любит повторять Сэр, когда его просят сделать что-нибудь великое за две копейки из материалов, валяющихся под ногами.

“Из дерьма конфетка” – это, кстати, не всегда плохо. Это плохо только тогда, когда ее на полном серьезе пытаются выдать за “конфетку” и сравнивают с настоящими, породистыми конфетками, сделанными лучшими шоколатье из первоклассных материалов и за хорошие деньги. То есть когда, к примеру, вываливает на сцену турколицый дядя без слуха и голоса, но с женской пластикой, и думает, что полтора килограмма перьев на голове и вытаращенные глаза – достаточная замена бельканте. Но при всем ярком “конфетном” антураже любой карапуз в зале прекрасно видит, из чего все это добро сделано. И смеется над потугами дяди выдать себя за нечто настоящее. А вот когда на конфетке четко и правдиво написано – “Сделано из экологически чистого природного дерьма без примесей и вкусовых добавок”, то даже интересно становится: гляди-ка – дерьмо дерьмом, а от конфетки не отличить! 🙂

Header2 Вот такой вариант мне даже по душе. Потому что он честный. И интересный. Как лоскутное одеяло, о котором каждый знает, что оно “лоскутное”, и именно за это его и любят, или как домашние половики из тряпок, что лучше любого персидского ковра. Хоть и не претендуют… И мне всегда казались интересными люди, способные высокопрофессионально выпекать из дерьма такие вот честные конфетки. Это – талант особый, это не в каждом есть. Вот, к примеру, был такой негр в США – Тайри Гутон. Никаких тебе излишков образования не имел, и судьба – самая что ни на есть негритянская: детство в черном гетто на окраине промышленного Детройта, потом – армия, Вьетнам, куча “радостей”, связанная с этим обстоятельством, возвращение домой и полный шок от увиденного. Его гетто под названием Black Bottom оказалось не просто мертвым, оно оказалось убитым. Как труп, над которым надругались, всегда страшнее обычного трупа. Случилось так, что люди из гетто выехали – автозавод построил новое, более приемлемое для людей жилье. А заброшенные дома стали пристанищем для бродячих собак, бандитов, бездомных наркоманов… В армии Тайри Гутону пришлось хлебнуть безрадостного выше меры, и вот теперь, стоя посреди разоренного, мертвого поселка, он понял, что его надежды на возвращение в теплый мир детства рухнули, и здесь, в Black Bottom, творится то же дерьмо, что и везде. Конечно, можно было плюнуть на это дело и пойти поискать доли где-нибудь в другом месте. Но что-то заело негра Тайри Гутона. Что-то не позволило ему уйти. В конце концов он так мечтал вернуться, столько раз об этом думал, и что теперь – отдавать свою мечту на растерзание какой-то тупой судьбе? Да никогда!

heidelbergCVR Надо заметить, что дело было в благословенном 1967 году. Мир уже успел пережить влюбленность в Элвиса, забыть короля рок-н-ролла, и теперь восторгался “Битлами” и ранним, еще несмелым хард-роком. Для молодежи жизнь и творчество значили одно и то же. И никогда ни то, ни другое не считалось бизнесом. Жизнь, как песня, жизнь, как картина, жизнь, как любой хэндмейд – от того же тряпошного половика до затейливой хипповой феньки – все лежало в одной плоскости. Сегодня даже сам Тайри Гутон не знает, что его надоумило полазать по свалкам, найти несколько банок краски, вырезать простые трафареты из картона – обычные круги, ничего больше, – и налепить эти круги на мрачные, ободранные дома. Прямо на морды этих депрессивных, источающих негатив домов. Прямо на двери, окна, фасады, не считаясь с пропорциями и композицией… Целый день он трудился. И под вечер увидел, что Heidelberg Street – центральная улица поселка – преобразилась. Мертвые дома ожили, эти простые цветные пятна, разбросанные по домовьим мордам, сделали убитое гетто не таким уж и страшным. А на утро в Блэк Боттом потянулись первые зеваки.

…Не надо думать, что судьба проекта тут же понеслась по восходящей. Такого никогда и ни у кого не бывает. Поселок и все, сделанное Гутоном и его командой, уничтожалось несколько раз. В заброшенных домах прятались то бандиты, то студенческие боевые отряды, – а Америка пережила достаточно бурные студенческие войны, – и полиция выжигала врагов режима вместе с домами, в которых они прятались. Однажды мэр Детройта нашел на эту землю хорошего покупателя и приказал снести Блэк Боттом под корень, и весь город вышел на защиту любимой помойки, а Гутон сотоварищи подали в суд, и – внимание! – выиграли процесс, потому что суд признал размалеванную помойку “Произведением современного ландшафтного искусства”, а мэра и городских чиновников – козлами, нифига не понимающими в искусстве. Вы такое себе в России представляете, братцы, чтобы суд встал на сторону занимающегося фиготой хиппующего негра, и накрыл медным тазом многомиллионную сделку с недвижимостью, которую проводил сам мэр?! У нас об этом и подумать смешно, а там вот – случилось, да… Но это в 1999 году случилось. А до этого, в 1991-м, город совершал перепланировку и часть домов Хайдельберг-проекта (самых лучших, как утверждает Гутон), снесли бульдозерами к известной матушке, и напрасно студенты с плакатами там день и ночь у костров сидели…

 

YAHLogo.jpg Ну да ладно. Что было, то было. Зато сегодня у “The Heidelberg Project” (название осталось по имени той, самой первой, размалеванной кругами улицы) – звездное время. Над разукрашиванием мусора и укладыванием отбросов в художественные формы трудятся лучшие художники современности. Со всего мира приезжают, да. 250 тысяч платных посетителей ежегодно посещает эти руины. На одних сувенирах с символикой  “The Heidelberg Project” устроители миллионы долларов имеют. Школьные экскурсии из нескольких штатов оплачиваются государством. Об этом районе выпущено две толстенные книги, одна из которых детская, а сам проект был избран представлять Соединенные Штаты на Венецианском биенале архитектуры в 2008 году. Короче, все срослось у ребят.

В Интернете вы можете найти кучу информации по этому проекту. Вам расскажут и то, что это – политический протест, и то, что это – призыв к вторичному использованию предметов, и что это новое направление “экологического искусства”, и еще Бог знает, чего нагородят. Только, по-моему, фигня это все. Я вот, честно говоря, долго думал над тем, что же хотели сделать Тайри Гутон сотоварищи, размалевывая развалины и очеловечивая мусор. И, знаете, только недавно допер. Но я не скажу, до чего я додумался! 🙂 Почитаю, что вы думаете, а потом сверим. А то неинтересно будет.

1

2

3

4

5

6

7

8

9

13

14

15

16

18

17

21

22

23

24

25

26

27

28

30

37

Heidelberg_15

Heidelberg_16

Heidelberg_17

Heidelberg_Project_-_Dotty_Wotty_House

Официальный сайт проекта

комментариев 48

  1. The age of love™:

    А на Рублёвке инструментарий покруче лопаты будет, вплоть до гранатомётов.

    Неважны частности, Эйдж, вважен результат! Чисто? Чисто. Ч.Т.Д.

  2. The age of love™:

    А потому что договор надо заключать на большой срок с санкциями за досрочный разрыв.

    Правильно, правильно. Народ с каждым годом умнее и умнее. Вон, кредиты уже никто не бкркт, ученые. А сколько поначалу хватали?! До сих пор плачут…

  3. Nataliken:

    Правильно, Эйдж, а наши не любят ни читать договоры, ни составлять. А потом орут, ой, меня обманули, ограбили.

    Наши, между прочим, такие договоры составляют, по которым иностранные банки нам должны еще до того, как договор подписали! 🙂 Жалуются уже.

    Не все сразу, братцы. Проблема еще в том, что наша юриспруденция носит карательный, запугивающий характер. Антинародный по сути. Вот почему 282-ю статью называют “русской”? Да потому, что по ней еще не прошел ни один нерусский. Ну, нет у нас в стране кавказцев, выкрикивающих националистические или экстремистские лозунги! Только русские. Это так? Любой скажет, что не так. Но по факту -- имено так. Учи законы -- не учи, полюбому загнут.

    С развитием демократических, народовластных основ в России и законы приобретут “человеческое лицо”. Пока же у людей иная задача -- не по закону вопрос решить, а любыми средствами избежать столкновения с правоохранительной системой. Потому что при любом адвокате посадят.

  4. Sir Michael:

    Неважны частности, Эйдж, вважен результат! Чисто? Чисто. Ч.Т.Д.

    Вот как раз наоборот, частности очень важны. У буржуев уважение к чужой собственности возникло не само по себе, а только лишь под влиянием звездюлей от владельцев это самой собственности.

  5. The age of love™:

    У буржуев уважение к чужой собственности возникло не само по себе, а только лишь под влиянием звездюлей от владельцев это самой собственности.

    Оооо, да! И еще каких! Пару поколений расстрелять пришлось, пока простую вещь поняли -- не твое -- не трожь! 🙂

    Но надо сказать, что там большинство людей изначально были готовы к такой постановке вопроса. Когда какой-нибудь европейский король хотел завладеть имуществом каого-нибудь герцога, он сначала переживал гроссен войну с армией этого герцога, хоть тот номинально и был его подданным, а потом долго придумывал причину, по какой суд мог бы отсудить имущество герцога в пользу короля. А у нас таких проблем сроду не было. “В оплу!” -- и все. Боярин с семьей -- в Сибирь, а имущество царская челядь растаскивает. Пять секнд, и никаких тебе судов.

    Никто не бул уверен в своей собственности и своем положении. Никто и никогда. Вопрос собственности Ельцин должен был еще в 91-м решить, но видишь -- до сих пор тянут. А пока этот вопрос решен не будет, грех ждать от народа вообще чего-либо. Вообще! Это -- первый шаг. Который до сих пор сделать не могут.

  6. Nataliken:

    Sir Michael:

    Вон, кредиты уже никто не бкркт, ученые. А сколько поначалу хватали?! До сих пор плачут…

    Я очень часто кредиты беру. И никогда у меня не было с этим проблем. Я очень довольна. Просто внимательно банк надо выбирать и договоры читать.

  7. Ну что, Наталья, значит ты -- человек будущего!

    Вот станем все, как ты -- и заживем. Весело и счастдиво!

    Растем пока.

  8. Nataliken:

    “И, знаете, только недавно допер. Но я не скажу, до чего я додумался! Почитаю, что вы думаете, а потом сверим. А то неинтересно будет.”

    НУ, И?

  9. Не, ну я же должен сначала мнение народа выслушать! Сравнить, сверить… А никто ничего не говорит. 🙁

  10. Nataliken:

    А ты тихо, а то ждать надоело)))

  11. Не, ну давай еще немного подождем. Вдруг кто-нибудь выскажет предположение, нафига эти негры решили мусор расписывать! 🙂

    Ну вот нафига? 🙂

  12. Nataliken:

    Шоб красиво было. Столько деревяшек без дела валялось….

    Эх… Залезла на диван, зарылась в подушках, укуталась пледом…Короч, разбудишь, когда что-то будет происходить 🙂

    Но я думаю, как только ты выскажешь своё мнение, сразу прибегут все остальные…опровергать 🙂

  13. Sir Michael:

    Ну вот нафига?

    Негры же. У них страсть к наскальной живописи в генетической памяти заложена.

  14. Nataliken:

    (подглядываю из под пледа….что-то начало происходить 🙂 )

  15. The age of love™:

    У них страсть к наскальной живописи в генетической памяти заложена.

    Да у всех в равной степени заложена, я думаю.

    Нет, наверное, дело не в этом.

    Скорее всего, у людей вообще никакой конкретной цели не было. Работали на уровне ощущений.

  16. Nataliken:

    (подглядываю из под пледа….что-то начало происходить :))

    Спи, спи. Еще не скоро! 🙂

  17. надежда:

    Очень долго думала,зачем это жителям. Если бы у меня так было, разукрасила, чтоб унылость убрать. Позитив (как в последующем посте Сэра) должен быть в жизни.

  18. Вот, уже, на мой взгляд, ближе к моему пониманию! 🙂



Оставить комментарий


Вставить картинку: uploads.ru savepic.su radikal.ru

Proudly powered by WordPress.
Перейти к верхней панели