sir_michael`s_traffic


Мы должны делать добро из зла, потому что его больше не из чего делать

image Я искал в нете Неважно Что, и случайно наткнулся на текст известной баллады "Вересковый мёд". Автор сайта разместил этот текст в разделе "Средневековая поэзия". Я, разумеется, начал, как всегда, бухтеть, потому как всем известно, что написал эти стихи Роберт Льюис Стивенсон. Который жил во второй половине 19 века и написал целую кучу всемирно известных книг — от "Острова сокровищ" и "Черной стрелы" до тех повестей, которые мы обобщенно называем "Приключениями принца Флоризеля". Из-за телефильма с Олегом Далем. До кучи он еще и стихи писал, среди которых — и знаменитая баллада "Вересковый мед". Маршак перевел, Юрский записал для радио — и вся страна узнала о жестокости средневековых шотландцев.
Слава Богу, вылить возмущение в дневник я не успел. Вовремя позвонил умный приятель. "Напрасно кипятишься, — сказал он мне, — Это действительно средневековое предание. Называется — "Последний из пиктов".  Его рассказывали в графстве Галлоуэй, на юго-западе Шотландии, где, согласно традиции, загадочный народ пиктов перестал существовать. А Стивенсон это предание только зарифмовал, причем не до конца. (Про Галлоуэй я сам потом прочитал. Приятель, конечно, умный, но не до такой степени).
Предание небольшое, и поэтому я рискну привести его здесь. Все равно ведь, кому неинтересно, тот даже до этого места не дочитал, а кто дочитал — тот и дальше будет.  Итак, предание:

"…Давным-давно был в этой стране народ, называемый пиктами. Были они людьми совсем крошечными, с красными волосами, длинными руками, а ступнями такими широкими, что, когда шел дождь, они могли задрать их поверх голов, и тогда они служили им как зонтики.
Пикты были великие строители, они построили все древние крепости в стране, а знаешь, как они их строили? Я тебе расскажу. Все они становились в ряд от каменоломни до места, где строили, и всяк передавал камни вперед своему соседу, покуда не достраивали все.

Еще пикты были великим народом из-за эля, который они варили из вереска: так, знаешь ли, получался необычайно доступный напиток, ибо вереска, я ручаюсь, было тогда так же много, как и сейчас.


Этого их искусства жадно домогалось другое племя, которое жило в стране, но пикты никогда не выдавали тайны, а передавали ее от отца к сыну вместе со строгим наказом от одного к другому: никогда никому не дать ее узнать!   

Под конец у пиктов были большие войны и многие из них были перебиты, и скоро, поистине, они дошли до того, что стали лишь горсткой людей и наверно должны были сгинуть с лица земли.
По-прежнему крепко держась за тайну верескового эля, порешили они, что врагам никогда не вымучить ее из них.

Ладно, дошло наконец до великой битвы между ними и скоттами, в которой они потерпели полное поражение и все были перебиты, кроме двух — отца и сына.
И вот перед королем скоттов стояли эти люди, приведенные к нему, дабы он устрашеньем заставил их выдать тайну. Он прямо сказал им, что, если они не откроют ее добровольно, он станет пытать их, покуда они не откроются, и поэтому было бы лучше для них уступить вовремя.
"Ладно, — сказал королю старик, — я вижу, нет толку противиться. Но есть одно условие, на которое ты должен согласиться, прежде чем уведаешь тайну". — "И какое же?" — спросил король. "Обещаешь ли ты исполнить его, если оно не будет ни в чем против твоей корысти?" — спросил старик. "Да, — сказал король, — я даю такое обещание". Тогда пикт сказал: "Ты должен знать, что я желаю смерти моего сына, хотя я и не хотел бы взять его жизнь себе. Сначала сына убей, И я рассказать готов, Как мы варим наш эль Из вересковых цветов!"

Без сомнения, король был сильно изумлен такой просьбой, однако поскольку он обещал, то приказал, чтобы отрок немедленно был казнен. Когда старик увидел, что сын его мертв, он высоко подпрыгнул и закричал: "Теперь делай со мной что хочешь. Сына моего ты мог заставить, ибо был он только хилым юнцом, но меня ты не сможешь заставить никогда!

И я не скажу тебе,
Хотя ты убить готов,.
Как мы варим наш эль
Из вересковых цветов!

Теперь король был изумлен больше прежнего, ибо не случалось до сих пор, чтобы его перехитрил простой дикарь. Однако он решил, что не стоит убивать пикта и что самым большим наказанием ему теперь будет то, что его оставили в живых. Итак, его забрали как пленника, и он прожил после этого много лет, пока не стал глубоким-глубоким стариком — не ходячим и слепым.
…Люди позабыли, что жил такой человек. Но однажды ночью в доме, где он был, случились какие-то молодцы и устроили великую похвальбу своей силой. Он приподнялся с постели и сказал, что хотел бы испытать одно из их запястий, чтобы сравнить его с руками людей, которые жили в былые времена. И они, смеха ради, протянули ему толстый железный прут. Он просто переломил его надвое своими пальцами, как ты переломил бы трубку. "Изрядный хрящик, — сказал он — но совсем не то, что десницы в мое время".

Это был последний из пиктов."

Перевод Маршака и оригинал баллады, написанный Робертом Льюисом Стивенсоном, я здесь выкладывать не буду. Слишком много буковок получится. Я лучше вместо этого предложу вам посмотреть мульт, снятый по этой балладе в 1974 году. И хоть мне непонятно, для чего нужно было не только сокращать балладу, но еще и вымарывать из нее географическую привязку (так "король шотландский" превратился в "короля жестокого", а "бедные пикты" в просто "медоваров"), но мульт все равно хороший. 

Оставить комментарий


Вставить картинку: uploads.ru savepic.su radikal.ru

Proudly powered by WordPress.
Перейти к верхней панели