sir_michael`s_traffic


Мы должны делать добро из зла, потому что его больше не из чего делать

Archive for the ‘Болезни Внутренних органов’ category

Кофе. И поговорить.

Вот очень я уважаю Семена Багдасарова. Да, он горластый, шумный армянин, эмоциональный и несдержанный. Но честный! И настоящий патриот России. Каких мало. Но сейчас, на мой взгляд, Семена Аркадьевича заносит. Впервые на моей памяти он представляется мне не совсем искренним. Он понимает, что главный вектор наших внешнеполитических усилий из Сирии перемещается. Но когда ему говорят о том, что теперь центром приложения наших сил должна стать Украина, он неизменно переводит стрелки на наркотики. Дескать, надо положить конец наркотрафику из Афганистана, который крышуется США, и мы спасем тысячи молодых жизней.

И вот здесь я торможу. Потому что никогда не понимал т.н. «проблемы наркотиков». Я всегда считал, что наркотики — это природный механизм ЕСТЕСТВЕННОГО ОТБОРА в обществе. Если мать-природа понимает, что человек — моральный урод, и ни сам ничего толкового для социума не сделает, ни потомства хорошего не произведет, она посылает ему последнее испытание в виде алкоголя или наркоты. Победишь, переродишься — будешь жить. Поддашься, сдохнешь — туда тебе и дорога, ибо долгой жизни ты просто не заслужил. Тест такой, понимаете? Последний тест и последний шанс остаться Человеком среди Людей. И вот здесь мы из этой схему сами, своими руками, устраняем главный механизм. Создаем моральным уродам тепличные условия. Что это даст? Размножение моральных уродов, внешне неотличимых от нормальных людей. Как свернуть свои мозги, урод полюбому придумает — не водкой или «боярышником», так лакокрасочными изделиями и прочей бытовой химией. «Стекломой» не запретишь, клей «Момент» — тоже. Отсутствие афганского героина не остановит его ни на секунду, ибо его проблема — не в афганском героине, а в собственных мозгах. Вот, с чем бороться надо — с гноем в мозгах. В семьях. С культом «кайфа любой ценой» — от накопительства и понтов до обожествления шмоток и гаджетов.

(далее…)


Кофе, господа. И поворчать.

Ворчать буду на милицию. Я давно на нее ворчу — по моему занудскому мнению, милиция, то бишь полиция, у нас не работает вообще. С 91-го года. Но самих полицейских виноватыми я не считаю. Они и правда не виноваты в том, что ситуация в стране повернулась так, что те люди, за которыми милиция до развала СССР с пистолетами по крышам и подворотням бегала, вдруг превратились в людей, которых та же самая милиция по долгу службы стала охранять. Такую “политическую загогулину” не всякая психика выдержит. А если к этому прибавить рассказы самих полицейских о том, как суды выпускают на свободу преступников, за которыми мужики лет пять гонялись без сна и отдыха, то и требовать результативности от органов правопорядка как-то даже совестно. Повыше надо порядок наводить сначала, а не участкового материть.

Так что оставим “Дежурную часть” в покое. Я о дорожной полиции хотел сказать. Вот уж кто, на мой взгляд, полностью отказался работать, так это наши ГАИшники. Я понимаю, что бывают случаи, когда инспектор нарушения не заметил. Не сто глаз, все — живые люди. Но мне, например, надоело постоянно наблюдать на вопиющие нарушения ПДД, которые происходят прямо на глазах у служителей порядка. То есть я не о нехватке кадров и не о тяжелой дорожной обстановке сейчас. А о тех случаях, когда стоит полицейский, смотрит на нарушение — и ухом не ведет. (далее…)

4536

Вчера по всем радиостанциям и телеканалам только и было разговоров, что о законе Яровой по поводу сохранения провайдерами и операторами сотовой связи данных наших переговоров, переписки и прочих глупостей. Миллиарды террабайт «котегов», завтраков и СМСок  типа «Задержусь на работе» и «Стою в пробке». Полдня сама Яровая пыталась оправдаться. Заявляя, что «этот закон вообще ничего не решает, а дает правительству возможность определиться». Во-первых: нахрена нужен закон, который «ничего не решает»? А во-вторых: вот, блин, наше правительство не сможет «определиться» без закона Яровой, да? Ну никак не сможет…

Но есть еще и «в-третьих». И это «в-третьих» — самое главное в ситуации с законом Яровой. И звучит это «в-третьих» следующим образом: никакую серьезную проблему, никакой важный вопрос наше руководство самостоятельно решить не в состоянии, и в случае возникновения реальной угрозы моментально перекладывает свои обязанности на головы населения. Взять, к примеру, тот же «антитеррор». Кто-нибудь спорит с тем, что существует террористическая опасность? Нет, с этим никто не спорит. Но простите: разве есть в обязанностях провайдеров и сотовых операторов такая строка — «борьба с терроризмом»? Нет, провайдеры и сотовые операторы для другого существуют. Они должны населению услуги предоставлять. Совершенно иного характера. Нафига нам перенасыщенные людьми кадры МВД, ФСБ и еще кучи структур, которые должны бороться с терроризмом в рамках, тсзть, ежедневных служебных обязанностей, если в результате оказывается, что «спасение утопающих — дело рук самих утопающих», и хранение данных, необходимых для борьбы с терроризмом, должны организовывать и обеспечивать провайдеры и сотовые операторы, а оплачивать — мы с вами? Неужели нельзя освободить от строительства дворцов «единороссам» (уже по третьему кругу) немножко денег на вопросы национальной безопасности?

(далее…)

IMG_0008
Расстрел исламскими фундаменталистами журналистов французского издания «Charlie Hebdo» продолжает шокировать. Еще не прошло оцепенение от самого факта убийства журналистов и полицейских в Париже, как в Европе разразился скандал в прессе, обе стороны которого стали обвинять друг друга в «кощунстве»: с одной стороны, «кощуниками» называют тех, кто покусился на самое святое для западной цивилизации: свободу слова, печати, свободу открыто высказывать свои мысли, и самое главное — на человеческую жизнь. А с другой стороны, в «кощунстве» стали называть желающих на волне «посттравматического синдрома» после теракта разогреть ксенофобские и антиисламские настроения по всей Европе. Полиция сбивается с ног: она вынуждена выставлять охрану и около общественных и детских учреждений, защищая граждан от возможных нападений исламских радикалов, и защищать самих мусульман от разгневанных европейцев. Призывы к толерантности насмерть схлестнулись с европейским вариантом русского «Доколе?!», и этот конфликт, похоже, сумеет охладить только время.

Однако то, что произошло сегодня около французского посольства в Москве, заставило забыть о европейских баталиях. А произошло буквально следующее: (далее…)

Диктатура — она везде диктатура.
__Acad-VASILIEV

На снимке — преподаватель Киевского Физико-Технического института, доктор технических наук, профессор, член Национальной Академии наук Украины, старший научный сотрудник Михаил Юрьевич КУЗНЕЦОВ с сыном.
KUZNETSOV

s181346151«Мы американцам продали установку С-300. Полный комплект. С ракетами. Одну установку. За три миллиона долларов. Наличными. Мы помолчали. — Зенитный ракетный комплекс? — спросил я. — Да, — сказал он. — С системой «свой-чужой»?- спросил я. — Да, — сказал он, прекратив протирать стол, и смотря куда-то за меня. — Кто это мы? — Коржаков, Барсуков и я. — Кто!? — Коржаков и Барсуков. И я.

Передо мной сидел бывший прикрепленный (начальник охраны) члена Политбюро ЦК КПСС Лукьянова. Бывший заместитель начальника охраны Ельцина. Бывший заместитель коменданта Московского Кремля. Бывший мой заместитель. И он сказал о том, что он сам, начальник Службы безопасности Президента РФ и руководитель Федеральной службы безопасности (почти КГБ), а до этого бывший комендант Московского Кремля, а теперь начальник Управления ФСБ, которое отвечает за секретность и безопасность всех подземных коммуникаций, объектов, в том числе центров управления и связи всей России ( 15-е Управление КГБ), два генерала армии, два первых руководителя главных спецслужб постсоветской России, совершили преступление, которое называется «предательство Родины», продав в начале 90-х годов, через посредника, американским разведслужбам секретный, по тем временам новейший, комплекс противовоздушной и противоракетной обороны С-300. Продали его вместе с системой опознавания объектов «свой-чужой». То есть, оставив Россию без системы ПВО. За три миллиона долларов наличными.

— Валерий Павлович, — спросил я, — ты понимаешь, что ты говоришь? — Да. Мы молчали. — Я сам принес в Кремль чемодан с тремя миллионами долларов,- сказал он, словно вспоминая что-то. – Принес в кабинет к Коржакову. Там они меня ждали. Коржаков и Барсуков… Коржаков взял чемодан. Мы пересчитали пачки долларов. Коржаков говорит: «Ты, Палыч, сейчас иди к себе, а завтра придешь, мы тебе твою долю отдадим». Я ушел. – Горелов улыбнулся. – Прихожу на следующий день в кабинет к Сашке Коржакову. Они с Барсуком меня обнимают, говорят, молодец, Палыч, мы тебя благодарим… И достают ружье ижевского завода… Красивое такое ружье, с инкрустациями… Вот, говорят, Палыч, тебе за службу! И дарят мне ружье. Торжественно… Ты, говорят, оружие любишь, собираешь. Потом опять обнимают… Все, говорят, иди… Я вышел из кабинета с ружьем. Пришел к себе… Ну, думаю, суки! За ружье заставили… Я тогда решил, что никогда не забуду и не прощу им этого! Я смотрел на Валерия Павловича, а он, приблизив красное лицо к поверхности стола, опять тер пальцем, будто пытался стереть написанное там. — Палыч, ты зачем мне это сейчас сказал? – спросил я его. — Так, решил. Мало ли что… Кому-то сказать надо. Решил, что тебе…

(ИСТОЧНИК)

Proudly powered by WordPress.
Перейти к верхней панели