sir_michael`s_traffic


Мы должны делать добро из зла, потому что его больше не из чего делать

Posts tagged ‘блокада Ленинграда’

Irina_YarivayaПока «списочный депутат» Ирина Яровая убеждает остальных «карусельных законотворцев» в необходимости принятия Закона, по которому любая трактовка событий Второй Мировой войны, отличная от утвержденной «едросами» в качестве «канонической», будет считаться уголовным преступлением, я хочу успеть втиснуть сюда фрагмент документа, который стал одной из причин сегодняшних споров вокруг блокады Ленинграда. Для тех, кто не в курсе — краткая предыстория.

Итак. Есть у нас в стране достаточно узкоспециальный журнал, который называется «Социологические исследования». Образован он был в «золотые семидесятые» (не без участия КГБ СССР, но это — отдельная история), и выходил очень малым тиражом. Так бы тихо и незаметно существовал этот журнал и в 21-м веке, если бы в 1998 году («серебряные девяностые», ага!) некто Наталья Никитична Козлова, — доктор философии и профессор РГГУ, — не опубликовала там сравнительно небольшую по объему работу под названием «Сцены из жизни «освобожденного работника». В основу работы были положены выдержки из личного дневника партийного работника времен войны Н.А.Рибковского, которые автор обнаружила, разбирая один из архивов. Неплохо изложенные сцены личных наблюдений окружающей действительности, по сути. Личный дневник — он и есть личный дневник. И именно этим он и интересен.

Теперь — к, собственно, фрагменту.  Выбранная мной цитата датирована мартом 1942 года. Напомню, что в Ленинграде в это время уже вовсю свирепствовал голод. Умирали люди. Умирали дети. Процветало людоедство. Страшная зима 1941 года никак не хотела заканчиваться, и уже нечем было топить замерзшие дома. Голодали не только жители Ленинграда, но и воины, оборонявшие город. Вот, что пишет в своей книге «Ленинград не сдается» Н.Кислицын: «В колхозах и совхозах блокадного кольца с полей и огородов собирали все, что могло пригодиться в пищу [речь идет о сборе урожая 1941 года —  Сэр]. Однако все эти меры не могли спасти от голода. 20 ноября [1941 г. !!!] — в ПЯТЫЙ раз населению и в ТРЕТИЙ раз войскам — пришлось сократить нормы выдачи хлеба. Воины на передовой стали получать 500 граммов в сутки; рабочие — 250 граммов; служащие, иждивенцы и воины, не находящиеся на передовой, — 125 граммов. И кроме хлеба — почти ничего». Это пишет Кислицын. А вот, кстати, рецептура этих «блокадных грамм», чтобы было ясно, что из 125 грамм реального хлеба там было еще меньше — «Хлеб выпекался из смеси: пищевой целлюлозы—10%, хлопкового жмыха—10%, обойной пыли — 2%, мучной сметки и вытряски из мешков — 2%, кукурузной муки — 3%, ржаной муки — 73%. Хлебозаводы перевели на формовую выпечку хлеба, припек довели до 68%». Страшную зиму 1941-1942 года пережили, как известно, далеко не все. И вот, что пишет на исходе этой страшной зимы, в марте 1942 года, МЕЛКИЙ (настолько мелкий, что его даже в партийных органах не оставили, а позже перевели на работу с профсоюзами, что на номенклатурном языке того времени называлось «отбраковка») партийный работник Н.Рибковский. Даю скриншот, чтобы не было упреков в «редактировании ради сгущения красок».

VKPB

(далее…)

Proudly powered by WordPress.
Перейти к верхней панели