sir_michael`s_traffic


Мы должны делать добро из зла, потому что его больше не из чего делать
1941 год. Москва. ополчение. Ватники…

Сегодня для России по-настоящему важный день. Каждый по-разному его и называет, и по-разному к нему относится, поэтому у сегодняшнего дня пока нет понятного каждому и единого для всех, принятого всеми россиянами имени.

Для кого-то сегодня — День Великой Октябрьской Социалистической революции. А для кого-то — день гибели страны по имени «Россия». Страны, которую и по сей день воссоздать не удалось. Потому что те, кто сегодня празднуют революцию, воссоздают другую страну, «СССР-2». А те, кто сегодня вспоминает о гибели России, мечтают о возрождении именно, что «России». Без «союзных республик» и «национально-территориальных образований» внутри единой страны. С «Минской» и «Киевской» губерниями в ее составе. И с русским городом «Ревелем», кстати. Страны, общей для всех россиян. Это — другая цель, другая страна. И что в результате этого подхода у нас получится, пока — вопрос.

А еще сегодня исполняется ровно 140 лет Льву Давидовичу Троцкому-Бронштейну. Лидеру и вождю той самой революции и создателю и Верховному главнокомандующему Красной Армии. И лично мне непонятно, как так получается, что одни и те же люди умудряются одновременно праздновать и славить революцию, и поносить того, кто ее, собственно, провел и защитил.

Сегодня сторонники «Великого октября» почему-то славят не того, кто эту революцию сделал возможной, а того, кто всех участников этой революции потихоньку уничтожил физически. Включая и самого Троцкого. И ввел в обиход слово «троцкизм», как синоним самого страшного преступления, за которое карали лишь смертью. Вот как по мне, то славить революцию и ругать «троцкистов» одновременно — как-то нелогично. Ну, нелогично! 🙂 Как минимум.

Хотя бы потому, что под предлогом «троцкизма» в канун Великой Отечественной войны был физически уничтожен весь командный корпус Красной Армии. От маршалов Якира и Тухачевского до руководителей полкового и батальонного звена. Людей называли «троцкистами» и убивали, а их семьи переводили в разряд «Членов семьи врага народа» лишь за то, что на командные должности они были назначены Троцким. А кто же их еще мог назначить, если Троцкий тогда все приказы о назначениях высшего звена подписывал? Ну, сами подумайте! 🙂

А еще 7 ноября в Японии казнили советского разведчика Рихарда Зорге. Того, кто неоднократно сообщал Москве точное время начала войны, за что получил кличку «дезинформатора» и «провокатора». И, не исключено, что был сдан врагу своими же. За «дезинформацию».

И вот сегодня мы станем свидетелями удивительного зрелища — ну улицу выйдут люди, которые будут славить Россию и превозносить революцию, которая эту Россию уничтожила, как страну. Они будут славить революцию, неся над головой портрет того, кто уничтожил всех ее лидеров и участников. И они будут называть его, того, кто на портретах, «организатором победы в войне с Гитлером», забыв, что это именно он обезглавил армию, обескровил войска, отверг предупреждения разведки и понимающих людей, стал отцом многомиллионных потерь нашего народа в первый период войны и, фактически, своими руками довел врага до Волги. В чем сам и признался, вслух произнеся фразу «Нам оставили первое в мире государство рабочих, а мы его просрали». Но и в этом он был нечестным, сказав «мы». Честнее было бы сказать «я». Потому что у наших страшных, кровавых катастроф начала войны был только один автор и организатор — Иосиф Джугашвили. Только один.

Но в той войне мы все-таки победили. Но не благодаря Сталину. А благодаря великому народу бывшей, убитой России, которые, несмотря на раздробленность по «союзным республикам», нашли в себе силы объединиться и уничтожить смертельного врага.

Сегодня отмечается еще одна дата. Для меня — главная. Это — день знаменитого парада защитников Москвы 1941 года, которые прямо с Красной площади пошли на фронт для того, чтобы отстоять и столицу, и всю страну. И положить начало коренному перелому в кровавом нашествии войск «объединенной Европы» на остатки России. и справить неисправимые ошибки «отца народов». Своими жизнями исправить. Своими подвигами. Своей кровью. И исправили. И спасли страну. Они. А не человек с портрета, ставший кумиром для непонятных для меня сограждан.

Сегодня о том, памятном параде 1941 года, будет рассказано многое. Будут показаны кадры хроники — и без Сталина, и со Сталиным, которого досняли и вмонтировали в хронику позже. Покажут полки и батальоны. Напомнят нам о том, что когда-то уже в конце октября в Москве прочно лежал снег, наметало сугробы и стояли трескучие морозы.

Мы узнаем, что военный парад 1941 года был не только важной пропагандистской акцией всепланетного значения, но и серьезной и абсолютно необходимой с точки зрения обороны военно-стратегической операцией, которая позволила сосредоточить войска в одном месте и создать из них мощный кулак.

Однако, я боюсь, что опять забудут о самых главных героях этого парада — народных ополченцах. А ведь они тоже были участниками парада. И было их аж 5 с половиной тысяч человек. 20 батальонов…

Посмотрите внимательно на кадры кинохроники. Обратите внимание на то, как отличаются ополченцы от регулярной армии — качественно одетой, ощетинившейся штыками и пулеметами. Над ополченцами редко, когда торчал винтовочный ствол. «Оружие дадут на фронте», — говорили им. Но досталось не всем… Колонны ополчения были разношерстными даже на параде, даже стороннему наблюдателю это видно — кому-то повезло получить настоящую военную шинель и шапку. Кто-то шел в том, что обычно носил зимой. Кто в валенках, кто — в сапогах, кто — в ботинках. А большинство — в ватниках. В тех знаменитых, великих ватниках, которые превратились в нарицательное имя и стали символом, обозначающим всех, кто и по сей день чтит память павших в Великой войне и не соглашается предать их славу. И готов голыми руками разорвать любой вражеский танк, нацелившийся на Красную площадь — будь он хоть фашистский «Тигр», хоть американский «Абрамс».

…Помнится, сидели мы как-то с одним поисковиком за рюмочкой «лекарства от всех болезней», и лечили наши поцарапанные за день души. Парень из поискового отряда, который много лет занимался поиском и захоронением останков павших на войне солдат, рассказывал мне о пережитом им шоке.

Вот казалось бы — столько раскопок за плечами, столько костей и черепов через его руки прошло, столько имен восстановлено — что могло его шокировать, выбить из колеи, повергнуть в шок? А такое нашлось. И это были окопы народного ополчения 1941 года. Того самого, которое попало на передовую прямо с Красной площади.

— Знаешь, — говорил мне поисковик, — обычно в окопах и останках находятся письма домой, «заначенные» бойцами патроны и гранаты, ящики от снарядов… А здесь — томики Блока и Есенина. С истлевшими останками цветов, когда-то положенных между страницами. Черновики своих собственных стихов. тайные дневники с приклеенными к страницам фотографиями и признаниями в любви. Толстые тетради с математическими вычислениями. Разбитые круглые очки. Православные крестики и иудейские ермолки. И кукла! Я нашел куклу! А еще там были дурацкие канцелярские принадлежности. Скрепки… И дырокол! Господи, ну кому потребовался на фронте канцелярский дырокол?! И еще — там почти не было солдатских медальонов. По которым мы восстанавливаем имена погибших. Это такие маленькие гильзочки с крышкой, в которые бойцы прятали свои данные и носили при себе. Наверное, их просто не успели раздать. И оружие. Было очень мало оружия! На четыре-пять скелетов — только одни остатки разбитой винтовки…

Я слушал своего приятеля-поисковика, пил водку, смахивал слезу, появившуюся то ли от вонючего пойла, то ли от слов моего товарища, и очень, очень глубоко осознавал, почему все-таки ту войну мы называем и «Священной», и «Отечественной», и «Народной». И нет у нее одного героя. Вернее, есть, но имя ему — «Народ России». Многоликий, многонациональный, разбросанный по социальным нишам, интересам, карьерному положению и еще миллиону позиций, — но единый. И никогда, никем, ни при каких условиях непобедимый. Никогда. Никем. И ни при каких условиях.

Большое спасибо современным гитлеровцам за то, что они называют нас «ватниками». Нет более теплого и более правильного слова.

И вы — те, которые сегодня пойдут чтить память погибших с портретом того, кто повинен в их гибели, подумайте, что вместо портрета палача лучше бы вам понести над собой изображение звезды, что у памятника неизвестному солдату. Да-да, с того, на котором написано «Имя твое — неизвестно, подвиг твой — бессмертен!» Мне кажется, сегодня гениальную эпитафию Сергея Михалкова можно было бы поправить. Потому что нам хорошо известно его имя. И имя это — не того, портреты которого все еще мелькают над головами толпы. имя Победителя — «Народ России». Пусть расчлененной, пусть униженной — но бессмертной. И всегда побеждающей. А тому, кто в это не верит… Да, те самые слова с поверженного гитлеровского Рейхстага: «Можем повторить!»

И пусть сегодняшних гитлеровцев от этих слов трясет. Они хорошо знают, чего боятся. И правильно, надо сказать, делают. Потому что действительно — МОЖЕМ. И повторим. Если потребуется.

А сегодняшний день я предлагаю назвать «Днем Осознания». Нам ведь так много еще надо понять… И о Родине своей, и о ее истории, и о предках наших, и о себе самих. Всем понять. Каждому. Вот пусть для этого сегодняшний день и будет. Он очень подходит именно для этого.

Оставить комментарий


Вставить картинку: uploads.ru savepic.su radikal.ru

Proudly powered by WordPress.
Перейти к верхней панели