sir_michael`s_traffic


Мы должны делать добро из зла, потому что его больше не из чего делать

В прошлом месяце, то бишь в июне, ЕС продлил антироссийские санкции еще на полгода. Они шестимесячными шажками продвигаются, мелкими.

А до этого наши аграрии очень волновались. Потому что в ЕС всерьез заговорили о том, что санкции не работают, вернее, работают, но против Евросоюза, и пора бы их отменить уже. Как тут нашим было не испугаться? Только-только дело наладили, прибыли пошли, и вдруг — «снять санкции». Не надо!

Помнится, наши фермеры даже видеообращения к руководству Евросоюза записывали. Чтобы санкции не трогали.

Их и не тронули. Российские аграрии вздохнули с облегчением. Но опять же — надолго ли эта пауза? Всего на полгода. Промелькнут эти полгода, и что — опять беспокоиться, как в июне?

На помощь пришло правительство. Чтобы освободить аграриев от новогоднего стресса, было принято решение продлить российские санкции в отношении Евросоюза не на полгода, как обычно, а сразу на полтора. До конца 2020 года. Мы не ЕС, нам мелкими шажками ерзать даже как-то и неприлично. Мы широко шагаем.

И вот здесь сразу возникли разные мнения. Диаметрально противоположные, как обычно. Самой распространенной байкой наших врагов, критикующих доводы о том, что санкции ЕС приносят Евросоюзу вреда больше, чем России, стал довод о незначительности потерь. И действительно — убытки ЕС от санкций не достигают и 10 миллиардов евро. От 8,5 до 9,5 по разным подсчетам. Дескать, что такое для могучего Евросоюза какие-то 10 миллиардов? Они вон на благосостояние Польши почти 200 миллиардов за эти годы отвалили — и даже не заметили.

Эти доводы кажутся логичными, если не вспомнить о том, что ведь наши контрсанкции бьют не по бюджету ЕС вовсе. А по отдельным товарам. То есть на практике — по отдельным работодателям, отраслям и регионам. Та же Польша взвыла, когда выяснилось, что она потеряла своего самого крупного покупателя своих яблок. Но с Польшей ладно — им на помощь пришла известная минская фирма по производству «Белорусских устриц и креветок», польские яблоки вмиг стали «белорусскими», и отрасль спаслась. Зато Белоруссия увеличила поставки «своих» яблок в Россию раза в три.

А вот на севере Италии Белоруссии не нашлось. Потому что север Италии поставлял на наш рынок товары марочные, четко привязанные и к производителю, и к региону. Это Польша может себе позволить превратить свои яблоки в «белорусские» — мы все равно у поляков технические яблоки покупали, дешевые, для джемов и компотов, столовые яблоки от других производителей шли. Или та же Дания — превратила свою мороженую рыбу в «мороженую рыбу производства Фарерских островов», и тот же 31% экспорта в Россию восстановила. Такие товары могут менять производителя, сколько угодно.

А вот Север Италии так не может. Потому что отличительная особенность их товаров — это авторитет марки, качество, которое создавалось веками. Взять, к примеру, ветчину. Ну, ветчина — она и в Африке ветчина, казалось бы, да? Это если речь идет просто о «ветчине». Но есть еще и «Пармская ветчина»! Которая дороже обычной именно потому, что она — «Пармская». Это не дрянные польские яблоки, которые хороши лишь своей дешевизной, и к которым можно прицепить любой лейбл. «Пармская ветчина» — это качество. Марка. Авторитет. Уровень. Которые и стоят денег, которые и привлекают покупателя.

В 2013-м году экспорт «Пармской ветчины» в Россию подскочил на 20%. За год! Многие бизнесмены и просто горожане Пармы инвестировали в расширение производства. Многие для того, чтобы сделать инвестиции, взяли кредиты. Северяне ожидали хороших доходов. И они непременно были бы, эти доходы, если бы на Украине не случился очередной Майдан, который Евросоюз решил поддержать.

И все. Начались санкции и контрсанкции. Под которые в первых рядах попала и «Пармская ветчина», наклейку на которую не переклеишь аж никак.

В сумме все убытки, понесенные объединением «Пармская ветчина», исчисляются несколькими сотнями тысяч евро или миллионом с небольшим. «Всего лишь несколькими сотнями тысяч!» — скажет вам какой-нибудь «украинский эксперт». Но что такое эти «несколько сотен тысяч» для маленького итальянского города Пармы, население которого не добирает даже до двухсот тысяч человек? Это заметное ухудшение качества жизни города. Инвестиции прогорели, кредиты под несостоявшееся расширение производства отдавать стало нечем, доходы «Пармской ветчины» снизились, и вместо прибылей северяне столкнулись с сокращением производста, и, как следствие этого — с увольнениями.

А сколько таких «именных» предприятий в Италии? Сколько рухнувших планов, несбывшихся надежд, увольнений? В результате — проблемы такого исторически непростого региона, как Север Италии. В основе каждой отдельной трагедии — несколько миллионов евро, да, а то и меньше, но в результате мы имеем то, что именуется «региональный кризис». Вот вам и «каких-то несколько миллионов» в понимании «украинских экспертов».

А мы пробел на рынке залатали практически моментально. Даже не заметили этого пробела. Сегодня ведь проблема любого государства, любого производителя — вовсе не в том, чтобы что-то сделать. А чтобы сделанное — продать. Найти покупателя. Который у Европы был, и которого Америка и Украина у Европы украли.

Потерять рынок — легко. А вернуться на него потом бывает очень сложно. А то и вообще невозможно.

Кстати — наши специалисты подсчитали, что если принятое Правительством РФ продление эмбарго в торговле с Евросоюзом продлится на заложенные в планах полтора года, то очень многие европейские производители вернуться на наш рынок уже не смогут. Их место будет занято невозвратимо. А их товары будут нам просто не нужны. И останется им только сидеть на попе ровно, перечитывать у Маркса, что такое «кризис перепроизводства», подсчитывать убытки, да кричать «Слава Украине!». Тоже занятие, согласитесь. Для тех, кто иного не заслужил.

И итальянцы, кстати, мириться с подобным положением не намерены. И уже инвестируют в перерабатывающую промышленность России, создают с нами совместные производства со своими технологиями и деньгами, но нашим юрлицом и рабочими руками. И на нашей территории. Строят, к примеру, в Крыму производство знаменитой моцареллы по итальянским технологиям. Но это будет уже наша, крымская моцарелла! С итальянскими инвестициями, конечно, но НАША.

Так что… Больше санкций, ребята! Хороших и разных!

Моцарелла. Пока не крымская. Но только пока.

(Этот текст на Яндексе)

Оставить комментарий


Вставить картинку: uploads.ru savepic.su radikal.ru

Proudly powered by WordPress.
Перейти к верхней панели