sir_michael`s_traffic


Мы должны делать добро из зла, потому что его больше не из чего делать


Продолжение разговора о русофобии классиков марксизма-ленинизма, начатого во вчерашней публикации.

bread: Естественно, ты имеешь право на свою точку зрения

Не-не-не! Вот не надо этого только! В данном случае — ни о какой «своей точке зрения» речи нет. Не может быть «точек зрения» на то, что «вода кипит при 100 градусах Цельсия, а 90 градусов — это прямой угол». Так вот: 90 градусов — это прямой угол, а Маркс — русофоб с нацистским оттенком. Это медицинский факт, а не дискуссионный вопрос. Иначе у нас получится, как на позорных ток-шоу нашего телевидения, когда украинские гитлеровцы, прикрываясь «правом на точку зрения», начинают вещать о том, что «Россия — агрессор», «Крым — оккупирован», «На Донбассе — террористы», а «У Украины — древняя история». «Точка зрения» не везде применима, и любая свобода (в том числе и слова) хороша до известного предела.

bread: Маркс и Энгельс, как и Ленин потом, были фанатиками революции и коммунизма, поэтому судить об их высказываниях, упуская из виду это обстоятельство, значит просто некорректно анализировать.

Мне кажется, что это совсем другой вопрос. Разные вещи. Гитлер был противником социал-демократии и ненавидел революции. Маркс был сторонником социал-демократии и любил революцию. Но эта разность во взглядах не мешала им обоим быть нацистами. Гитлеру — идейным, убежденным, нацистом по главному своему предназначению, а Марксу — непроизвольным, бытовым, но… все равно нацистом. «Нациком»! 🙂 И революция здесь ни при чем. Бывают нацисты — революционеры. А бывают и нацисты — контрреволюционеры. Но при этом они все равно нацисты.

bread: Россию классики коммунизма рассматривали как жандарма, подавляющего революционное движение в Европе.

Это несправедливо. Поскольку «революционное движение в Европе» подавляли все, без исключения. Вот просто — без исключения. КТо страной руководил — тот и «подавлял».

К тому же — склонность «подавлять революционное движение» еще не дает права называть человека (группу лиц, народ, государство) «азиатскими варварами». Вот здесь я мог бы привести бесчисленное множество примеров того, как подавляла шотландские и ирландские восстания Британия. Вот, где варварство! Но я этого не буду делать, ты все это и без меня отлично знаешь. И Маркс, уверяю тебя, тоже знал. Но британское варварство он считал «цивилизованным», а британцев — «просвещенным народом».

bread: Россия для Европы всегда была, есть (и, видимо, будет) камерой обскурой.

Простите, сэр. Но «Камера обскура» — это фотоаппарат. Не понял аллегорию.

bread: Александр I ворвался в Европу на плечах бегущего Наполеона, заодно восстановив ненавидимые М&Э монархии, даже во Франции на трон возвратились свергнутые за четверть века до этого Бурбоны.

А вот кстати — это важный момент. Я хотел написать, какую именно революцию имели в виду Маркс и Энгельс в этом конкретном случае. Но писал очень быстро, поэтому решил не детализировать. С утра не ел, спешил, голодный был, очень быстро писал… 🙂 Щас допишу. Это важно, мадьяры нам этого до сих пор, кстати, простить не могут. Ведь речь шла о Венгерской революции 1848 года. Которую, кстати, весьма энергично подавляли и австрийские войска, но виновными почему-то считают лишь Россию. Может, потому, что мы тогда их «мадьярского Пушкина» угробили — Шандора Пётёфи. Причем казачки его так порубили, что мадьяры не нашли, что хоронить. Он на свою беду в кавалерии служил, гусаром, да на казаков нарвался. В кашу изрубили, даже останков не нашли. До сих пор у великого венгерского поэта могилы нет. Очень неудобно получилось…

bread: и Европа, в частности увидела часть русского народа, о котором знала, что он закрепощён…

Лучше бы Европа посмотрела на положение своих крестьян, находящихся в феодальной зависимости. В России, во всяком случае, за охоту в помещичьем лесу глаза не выкалывали, а за недодачу урожая феодалу руки не рубили. Как в Европе. Так что им следовало бы по поводу своих кошмаров ужасаться. Нашим крепостным жилось намного лучше, чем европейским вассалам. Но «варвары» — только мы.

bread: М&Э, будучи хоть и большими умами, не были идеальны, им были свойственны обычные европейские предрассудки о рабах, готовых по мановению длани азиатского тирана ринуться на Европу для того, чтоб задавить малейший росток свободомыслия. Они нихрена не знали ни России, ни того, что в ней происходило.

Ты действительно считаешь, что это способно оправдать нацистские взгляды? 🙂

bread: М&Э ненавидели славян как гигантскую силу, противостоящую их мечте — коммунистической революции.

Относиться к врагу можно по-разному. Они выбрали нацистский подход. И мне это не нравится. При этом они сами во всем пропагандировали подход «классовый». Это их ноу-хау — «классовый подход». Но по отношению к славянам вообще и к русским в частности их убежденность в справедливости «классового подхода» куда-то мгновенно исчезала. «Двойной стандарт», правильно? 😉

bread: Думаешь, мне приятно читать то, что они про нас писали? Уверяю тебя — нисколько. Я просто считаю, что надо понимать их мотивацию.

ЗАЧЕМ? 🙂 Ну вот ЗАЧЕМ? Зачем мне знать мотивацию Гитлера, написавшего «Майн кампф»? Ведь наверняка же и у Гитлера была мотивация, правильно? Мне достаточно знать, что он — нацист, чтобы поддержать применение по отношению к нему и его последователям смертной казни. А «мотивация» — это для Страшного Суда. Пусть на Небесах мотивацию взвешивают. Моя задача земная — отследить проявление нацизма, обратить на него внимание и не дать ему спрятаться от возмездия. Все. Для «мотиваций» — Суд Божий. Если ты убийца, уголовный суд, возможно, учтет «смягчающие обстоятельства», но судят тебя именно за убийство. А не за что-нибудь иное. Вот честное слово — когда речь идет о нацизме, мне глубоко плевать на «мотивацию». И это не пренебрежение твоими доводами, это — презрение по отношению к нацистской идеологии.

bread: как только появились причины думать, что русский народ вовсе не поголовно реакционен, а даже, может быть, частично революционен, отношение изменилось.

Да ничего она не изменилась. Похвалив Россию за разгул терроризма, Маркс отношения к русским в частности и славянам вообще не изменил. Гитлер мог сколько угодно говорить о «превосходстве белой расы», но золотую медаль черного спортсмена на Олимпиаде 1936 года он признал. И что — он стал после этого относиться к черным как-то иначе?

bread: Теперь о «Lumpengesindel». Вот цитата из Манифеста…

Ой, вот не надо цитат из Манифеста. «Люмпен» в переводе с немецкого — это вообще «тряпка». У этого существительного сто миллионов значений, и если мы сейчас начнем выбирать то, которое нас больше устраивает в данном конкретном случае, то ни к чему хорошему не придем. Достаточно сказать, что «Маркс отзывался о славянах с презрением». Все. А какие идиомы он при этом употреблял — не имеет значения. Ни малейшего.

bread: У них всё чёрно-белое, либо «за» революцию, либо «против». Если «против», то значит -реакционно.

Черно-белое видение — уже реакционно само по себе. Но я его допускаю. В одном единственном случае. Когда речь идет о нацизме. В уничтожении нацистской идеологии и ее проявлений «перебора» не бывает. Вылез росток — выжигай кубометр земли. Иначе будет поздно, и этот росток угробит планету. Ну, там, Экзюпери, «Маленький принц», «прополка баобабов»… Ты в курсе! 🙂

bread: Я не спорю с тобой по поводу того, что и марксизм-коммунинизм, и нацизм — порождения как реформации и века просвещения

Я так не говорил! Более того, я так не считаю! Я бы даже убрал из этого перечисления слово «коммунизм». Коммунизм — это светлая мечта Человечества о лучшей жизни, это святая мечта. И речь не о ней, а о том, как к ней идти. О ПУТИ. Я не «коммунизм» критикую, а «большевизм». Массовые расстрелы по признаку «неправильного происхождения». Террор я не признаю. Убийства и репрессии по отношению к невинным людям. «Коммунизм» — это цель. А «большевизм» — не цель, а средство. И средство, на мой взгляд, негодное. Коммунизм если я когда и обидел, то прощения прошу! Мечту обижать нельзя.

Между прочим, следуя этой терминологии, и «нацизм» — это тоже средство построения «идеального общества» в представлении гитлеровцев. Так что хотя бы с этой точки зрения эти понятия близки.

Но не это главное. Главное то, что я не считаю «нацизм» и «большевизм» порождением «чего-то там» в Европе. Я считаю их исконными врагами Человечества от Адама и Евы. Это проявление Сатаны в мире людей. Нацизм и большевизм всегда были, есть и всегда будут. Поэтому нельзя расслабляться, они могут вынырнуть в самом благополучном обществе и в самый неожиданный момент. Когда и предпосылок, казалось бы, никаких нет. И Человечество должно быть готовым в любую секунду опознать их, определить, сиречь, «идентифицировать», и безусловно, безальтернативно уничтожить. Иначе — крематории, абажуры из человечьей кожи, ГУЛАГи, концлагеря, «ночные воронки» и желтые звезды на пальто. Все это  МОМЕНТАЛЬНО вернВот тся вновь, и десятками миллионов жертв Человечество уже не отделается.

Это не «порождение времени», дружище. Это непреходящее «искушение Сатаны». «Непреходящее» — значит Вечное, существующее вне Времени. Это навсегда. И всегда надо быть начеку. Чтобы выжить. Вот не меньше, да.

bread: у того и другого есть общие корни, но нацизм не является порождением коммунизма, хотя, конечно, что-то заимствовалось.

Конечно. Конечно! Это разные вещи, и, если ты понял меня именно так, то, значит, я неверно изложил свою мысль. Я хотел сказать, что Гитлер, развивая свои идеи, может, неосознанно, может, подспудно исходил и из русофобии Маркса ТОЖЕ. ПОмимо всего прочего (кстати, о мотивациях Гитлера). Работы Маркса Гитлер, конечно, неплохо знал и не раз читал. ПРичем в большем количестве, чем русские марксисты, поскольку далеко не весь Маркс переведен на русский язык. Во избежание «Лишний знаний». Но Гитлер опирался не на Маркса-коммуниста, он опирался на Марка-нациста! Потому что «коммунист» — это святое понятие, гораздо более высокое, чем «большевик» или «партийный». Это человек, отдающий себя в жертву людям ВНЕ ЗАВИСИМОСТИ ОТ ИХ НАЦИОНАЛЬНОСТИ. Коммунист — это герой Урбанского в одноименном фильме, который в одиночку валил лес, потому что «ЛЮДЯМ ХЛЕБ НУЖЕН!»©. «Людям!» А не «Людям, за исключением таких-то и таких-то народов и национальностей, не доросших до вершин европейской цивилизации». Понимаешь? 🙂 Хреновым был Маркс коммунистом, если допускал такие мысли, такие ошибки и такие взгляды. Хреновым! Негодным коммунистом был основоположник коммунизма! 🙂 Вот такая, понимаешь, «политическая загогулина»…

bread: Вот это-то вдохновляющее (при всех наших недостатках) влияние — причина лютой ненависти к нам нынешних фанатичных бесов.

В истоках этой ненависти — много причин. И рассуждать, наверное, следует начинать от истоков христианства, от раскола Рима на «собственно Рим» и Византию, от крещения Руси по Византийскому обряду, от крестовых походов… И от «долларовой системы», управляемой из одной страны, от готовности Европы быть палачами по отношению к слабым и рабами для сильных… Много. И все эти причины — важные. До одной. Но это уже, согласись, тема совсем другого разговора. В котором, я уверен, найдется место и для нацистских взглядов Маркса. Но это место уже будет не главным. Потому что речь пойдет — о другом. Может, когда-нибудь и об этом поговорим! 🙂

комментариев 17

  1. bread:

    Сэр,

    благодарю за оказанную честь, за превращение твоих комментариев по поводу моих комментариев в отдельный пост 🙂

    Извини, но у меня создалось впечатление, что в твоих комментариях журналист победил аналитика. Не нужны эмоции там, где нужен простой анализ.

    Ты назвал Маркса и Энгельса нациками, продемонстрировав в качестве доказательства написанное/сказанное ими же. Прости, но после их смерти прошло уже почти что полтораста лет, я бы не слишком полагался на простое житейское понимание их слов, я бы углубился и контекст, и в более-менее глубокий анализ смысла сказанного, того, какой смысл в конкретные слова вкладывали они сами. Простой пример. Я думаю, ты читал Евгения Онегина» параллельно с комментариями Лотмана. Если помнишь, впечатления от романа в стихах после прочтения комментариев были совсем другими.

    В том, что касается теоретиков коммунизма, я ясно вижу чрезмерную прямолинейность и, прости, плоскость твоих суждений. Говорю это не с целю обидеть. Просто для меня с их русофобией ситуация не так проста, как ты её преподносишь.

    Теперь несколько комментариев к написанному тобой. Кстати, что-то у тебя цитирование не работает…

    Ты пишешь: Не может быть «точек зрения» на то, что «вода кипит при 100 градусах Цельсия, а 90 градусов — это прямой угол» — Ну при чём здесь это? В таких вопросах нет неумолимой однозначности типа 2+2=4

    ты пишешь: Но «Камера обскура» — это фотоаппарат. — Ну, вообще-то, камера-обскура не фотоаппарат, а его предшественник. Это, кстати, ещё и тёмный ящик.

    Ты пишешь: Ведь речь шла о Венгерской революции 1848 года. — Да это было в их отношении ко всем революциям. Мне было просто лень искать, где-то в Манифесте (или в одном из предисловий к нему) Маркс и Энгельс пишут как о главной угрозе призраку коммунизма о зашевелившемся русском медведе. Вообще, русская реакционная роль жандарма европы была у них идеей фикс. Может, они отчасти были здесь правы, но скорее преувеличивали.

    Ты пишешь:Ты действительно считаешь, что это способно оправдать нацистские взгляды? — Ну, нацизма тогда ещё не было, чтоб иметь такие взгляды 🙂 И, вообще, я пытался понять, а не оправдать. Я русский, мне их взгляды неприятны в силу хотя бы их несправедливости. Я сдерживаюсь лишь потому, что, в целом, уважаю их за в целом большое дело, которое они сделали, как бы я критически сейчас к этому делу ни относился. Вот Гитлера я не уважаю, я читал его опус. Как только он заканчивает в нём свою биографическую вводную и перешёл к теоретизированию, разумному человеку читать становится практически невмоготу. Несомненно, человек он был небездарный, но лишённый критического анализа абсолютно. Его вера в свою исключительность отсюда и произросла. Тоже фанатик, как Маркс, Энгельс и Ленин. Все они фанатики по-разному. Но всё равно — фанатики.

    Ты пишешь: Это не «порождение времени», дружище. Это непреходящее «искушение Сатаны»… …И рассуждать, наверное, следует начинать от истоков христианства, от раскола Рима на «собственно Рим» и Византию, от крещения Руси по Византийскому обряду, от крестовых походов… — Примерно об этом я и написал в последнем абзаце

  2. Prospero:

    Замечательно, Сэр! Как всегда верно и хорошо… хорошо в словоизлияничх, лукавых, умных, забористых.

  3. bread: Не нужны эмоции там, где нужен простой анализ.

    Эмоции — потому, что анализировать нечего. Лабораторной чистоты продукт. Анализировать не надо. остаются эмоции! 🙂

    bread: после их смерти прошло уже почти что полтораста лет, я бы не слишком полагался на простое житейское понимание их слов

    Да-да-да! «Не все так просто». Это говорят, когда хотят обмануть. Либо тебя, либо себя самого. Чего это я не буду верить написанному, а буду придумывать легенды либо верить в чужие? Написано все понятно. Остальное — от лукавого, как Иисус Иосифович говорил.

    bread: Просто для меня с их русофобией ситуация не так проста, как ты её преподносишь.

    Ну я же говорил! 🙂 «Не все так просто». Обожаю эту фразу! 🙂

    bread: Кстати, что-то у тебя цитирование не работает…

    Отлично работает. Выделяешь мышкой нужный фрагмент текста, потом кликаешь на слово «ЦИТИРОВАТЬ» наверху.

    bread: Ну при чём здесь это? В таких вопросах нет неумолимой однозначности типа 2+2=4

    Есть! Вот как раз в таких — есть. Принципиальные вопросы всегда однозначны и просты, а это — вопрос принципиальный. «КРЫМ — НАШ!». Все. Любая «многозначность» и «не все так просто» — уже вражеские проявления. Никаких полутонов! В фундаментальных вопросах — никаких полутонов. Иначе мы рухнем в постмодернизм, где «Добро» со «Злом» перепутано. Что, кстати, сейчас с Западом и происходит, Нет уж. Спасибо, без меня.

    bread: Вообще, русская реакционная роль жандарма европы была у них идеей фикс. Может, они отчасти были здесь правы, но скорее преувеличивали.

    ПРости, но вот такой подход напомнил мне рассказ старого следователя. Который рассказывал о пойманном убийце, который хотел смягчить себе наказание. Убив попутчицу в купе поезда, он спрятал труп под одеялом и сбежал. Но когда он сам рассказывал об этом эпизоде, он использовал глагол «укрыл» — «Я укрыл ее одеялом…» Другой глагол — и вроде бы он уже не злодей, а заботливый дядюшка! 🙂 Не надо играть в слова, сэр! 🙂 Хотя эта игра действительно может увести от сути. Я это знаю. Но зачем нам уходить от сути? Себя обманывать, что ли?

    bread: ы пишешь:Ты действительно считаешь, что это способно оправдать нацистские взгляды? — Ну, нацизма тогда ещё не было, чтоб иметь такие взгляды

    Не было «национал-социализма», как политической партии. Не было термина «нацизм». Но сам нацизм был всегда. Это НЕПРЕХОДЯЩЕЕ явление, вечное, я писал об этом в прошлый раз.

    bread: Ну, вообще-то, камера-обскура не фотоаппарат, а его предшественник. Это, кстати, ещё и тёмный ящик.

    Да ладно! 🙂 Первый фотоаппарат. Других значений я не знаю. Может, ты имел в виду «терра инкогнита»? Но это неважно. Главное, что я понял, о чем речь.

    bread: Как только он заканчивает в нём свою биографическую вводную и перешёл к теоретизированию, разумному человеку читать становится практически невмоготу.

    Не согласен. Раздел о кризисе европейского парламентаризма и о превосходстве личной ответственности перед коллективной ответственностью весьма и весьма.

    bread: Примерно об этом я и написал в последнем абзаце

    Но это другая тема! Я же бросаю горсть песка на чашу весов, которая должна склонить к осознанию читателем того, что и классики марксизма-ленинизма, и последователи этого учения были русофобами. Что во многом объясняет в целом русофобскую, антироссийскую природу русских революций 1917 и последующих шагов большевиков. В год 100-летия революции надо было дать резко отрицательную оценку февралю и октябрю 17-го. И очень жаль, что этого не произошло. Значит, страна еще под угрозой. А это — грустно.

    Смягчая краски, опасности не увидишь. Говоря о смертельной опасности, краски размывать недальновидно. Наоборот — надо избегать полутонов и усиливать контраст. И никаких «не все так просто». Речь идет о жизни и смерти. Поэтому «КРЫМ — НАШ!», а все полутона пусть враги обсуждают на своих форумах! 🙂

  4. bread:

    Sir Michael: Отлично работает. Выделяешь мышкой нужный фрагмент текста, потом кликаешь на слово «ЦИТИРОВАТЬ» наверху.

    Сорри, но кнопки не было вообще.

    Sir Michael: Да ладно! Первый фотоаппарат.

    Сэр, я ведь тоже что-то знаю, коли пишу. Вообще, я стараюсь быть точным в выражении своих мыслей.

    Sir Michael: Я же бросаю горсть песка на чашу весов, которая должна склонить к осознанию читателем того, что…

    Sir Michael: И никаких «не все так просто».

    Зачем манипулировать людьми? Ты с кем хочешь иметь дело? С жёстко запрограммированными роботами или с людьми со свободной волей, такими, какими нас и создал Господь? Тебе не кажется, что это всё действительно «не просто», коли люди, которые далеко не совсем идиоты, столь по-разному оценивают одно и то же явление? Если ты оставишь обсуждение полутонов врагам, боюсь, ты запрограммируешь врагов на победу, как это случилось в холодную войну, когда у нас всё было либо красным, либо — белым, а советскому обществу в итоге больше понравилось многоцветие в стане врага.

  5. Prospero:
    Замечательно, Сэр! Как всегда верно и хорошо…хорошо в словоизлияничх, лукавых, умных, забористых.

    Стараемся, сэр! 🙂 Как можем.

  6. bread: Зачем манипулировать людьми?

    Не «манипулировать», а «заставлять думать».

    bread: Ты с кем хочешь иметь дело? С жёстко запрограммированными роботами или с людьми со свободной волей

    С людьми, которые понимают значение слов, которые произносят. И имеют принципы.

    bread: Тебе не кажется, что это всё действительно «не просто», коли люди, которые далеко не совсем идиоты, столь по-разному оценивают одно и то же явление?

    Нет, не кажется. Ибо эти люди попросту кривят душой, пытаясь найти вопрос там, где его нет.

    «Да будет слово ваше: «да, да», «нет, нет»; а чту сверх этого, то от лукавого»
    (Евангелие от Матфея, гл. 5, ст. 37.)

    bread: Если ты оставишь обсуждение полутонов врагам, боюсь, ты запрограммируешь врагов на победу, как это случилось в холодную войну, когда у нас всё было либо красным, либо — белым, а советскому обществу в итоге больше понравилось многоцветие в стане врага.

    Советский Союз рухнул вовсе не поэтому. А потому, что изначально был запрограммирован на смерть. Ибо опирался на неверную, ошибочную платформу.

    А вообще я бы очень попросил тебя прочитать книгу Сергея Кара-Мурзы (не путать с Владимирами, старшим и младшим) «Маркс против русской революции». Сергей Георгиевич — убежденный коммунист, в прошлом — журналист «Правды», но коммунист честный. И оценивает эти вещи с позиции совести. Правда, книга не маленькая. Но многое прояснит.

  7. bread:

    Sir Michael: Правда, книга не маленькая.

    Хорошо, постараюсь достать.

    И всё-таки, Сэр, много у тебя просто юношескага максимализму 🙂 Даже и не знаю, хорошо это или плохо… 🙂

  8. Аида:

    Господа Сэр и bread ! С чувством глубокого удовлетворения перечитываю ваши прения, которые равно хороши и в плане матчасти, и риторики. Скопировала для своего риторического семинара, все по-честному, исходник всегда укажу, ибо честной быть лучше, это дешевле обходится. Мэны, вы правы оба. Ибо оба одной советской фундаментальной школы причастились. А она, родимая, — в свою очередь, выкормыш европейской. А европейская, хорошо это или нет, но есть что есть — матрицей своей имеет ПИРАМИДУ. Низы суть неотесанный камень, а верхушка — цивилизационный маяк, на который все равняться обязаны, ибо он — верх. Вся история всех народов, кроме романо-германцев, — навоз. а последние — бутоны благоухающие. Умственное несчастье просвещенного россиянина — стоя ногами в навозе, венок иметь из королевских лилий. Все образование наше копирует эту пирамиду, этаж за этажом выстроенную, а этика христианская горы пологими делает, а овраги засыпать норовит. Понравилось мне, что вы оба окропили всю светскую литературу и историю святой водой. О сатане и ипостасях его к месту вспомнили. России хорошо бы иметь христианскую историю, но кто ж ее грамотно и честно напишет? А если и напишут, то завсегдатаи храма Христа Спасителя анафеме предадут. Так и живем. С шизофреничной русской душой. Которая и герой Урбанского в \»Коммунисте\», и герой Тихонова в \»17 мгновеньях\».

  9. bread: Хорошо, постараюсь достать.

    Она есть в интернете. Я скачал ПДФ, но ссылку сейчас не могу найти. Там целая книга, где настоящий коммунист ОЧЕНЬ глубоко и подробно, с деталями, рассматривает все эти вопросы.

    bread: И всё-таки, Сэр, много у тебя просто юношескага максимализму 🙂 Даже и не знаю, хорошо это или плохо… 🙂

    Если назвать это «юношеским максимализмом», то, скорее плохо. Я же предпочитаю называть это «недипломатичностью в принципиальных вопросах», «принципиальностью» и «стремлением называть вещи своими именами и не придавать им вымышленный смысл». Вот под таким ракурсом взгляда это выглядит уже хорошо! 🙂 По-моему.

  10. Между прочим, это ленинский подход! Как учил классик? «Отношение к частной собственности есть лакмусовая бумажка коммунизма». То есть если человек хоть как-то, хоть частично (как в странах Варшавского Договора) допускал наличие частной собственности (где угодно — хоть в сфере обслуживания, которая в Восточной Европе всегда была в частных руках), по Ленину он коммунистом уже не являлся.

    И это правильно. Фундаментальные вопросы не терпят двучтения. Отношение к ним должно быть только и исключительно принципиальным. Шестерня не может быть «твердой, но, в зависимости от точки зрения, и жидкой, и газообразной». «Газообразная шестерня» — это уже не шестерня, а что-то другое. И вопрос «свободы мнения и точки зрения» здесь совершенно ни при чем.

  11. Аида: С чувством глубокого удовлетворения перечитываю ваши прения

    Непраааавильно, госпожа Аида, Вы бутерброд едите! 🙂 Надо писать «С чувством глубокого ДУШЕВНОГО удовлетворения, как и весь советский народ»! 🙂 Так Леонид Ильич любил… 🙂

    Аида: Скопировала для своего риторического семинара

    На здоровье. Мы с сэром Брэдом не жадные! 🙂

    Аида: Мэны, вы правы оба.

    Ничего подобного. Прав только я! 🙂

    Аида: одной советской фундаментальной школы причастились. А она, родимая, — в свою очередь, выкормыш европейской. А европейская, хорошо это или нет, но есть что есть — матрицей своей имеет ПИРАМИДУ. Низы суть неотесанный камень, а верхушка — цивилизационный маяк, на который все равняться обязаны, ибо он — верх.

    Это абсолютно правильная схема, подтвержденная и теорией эволюции, и теорией возникновения видов Дарвина. Это и есть тот самый «научный подход к исследованию ЛЮБОЙ темы», которому нас учили в СССР, сиречь — «от общего — к частному, от простого — к сложному». Это вполне себе работающая схема мироустройства, я не вижу в ней принципиальных недостатков.

    Аида: верхушка — цивилизационный маяк, на который все равняться обязаны, ибо он — верх. Вся история всех народов, кроме романо-германцев, — навоз. а последние — бутоны благоухающие.

    А вот эта посылка не имеет отношения к пирамидальному строению Мироздания. Это пример нацистского подхода к пирамидальной модели, то есть пример «извращенного понимания цивилизации». Неправильный подход к модели не порочит саму модель.

    Аида: Умственное несчастье просвещенного россиянина — стоя ногами в навозе, венок иметь из королевских лилий. Все образование наше копирует эту пирамиду, этаж за этажом выстроенную, а этика христианская горы пологими делает, а овраги засыпать норовит.

    Во-первых, и на навоз можно по-разному смотреть. Для крестьянина навоз — это экологически чистый залог будущего урожая, и топливо в печь, а, будучи смешанным с соломой — еще и новый дом. Навоз — необходимая часть Мироздания, и весь мир ногами в нем стоит. Без исключения. И это — НОРМАЛЬНО и ПРАВИЛЬНО! Проблема не в
    этом, а как раз в том, что постмодернистские западные школы философии и обществоведения отреклись от этого навоза, оторвались от него, уверовали в провозглашенный Фрэнсисом Фукуямой «Конец истории» и «вечный однополярный мир», и — проиграли глобальную интеллектуальную битву. Еще не окончательно, но уже видно, что их теория нежизнеспособна. И мир как был, так и пребудет вовеки дуалистичным. Оторвавшись от навоза, постмодернисты оторвались от мира. И улетели в космос к чертовой матери вместе со своими мертворожденными теориями. Так что Вы наш навоз не обижайте, в опоре на него и есть наша сила и непобедимость! 🙂

    Аида: вы оба окропили всю светскую литературу и историю святой водой.

    Так она и задумывалась изначально, как Святая. И люди за Святостью пошли. Да в крови захлебнулись.

    Аида: О сатане и ипостасях его к месту вспомнили.

    Это я вспомнил! Я бы попросил!!! 🙂

    Аида: России хорошо бы иметь христианскую историю, но кто ж ее грамотно и честно напишет?

    Господи, да у нас еще «Истории русского народа» нет. И не предвидится. Только «История государства Российского», да и та переигрывается по сто раз на дню. Боюсь, христианскую историю РПЦ скорее напишет, чем историки справятся с реальной и объективной историей государства и народа.

    Аида: Так и живем. С шизофреничной русской душой. Которая и герой Урбанского в \»Коммунисте\», и герой Тихонова в \»17 мгновеньях\».

    Во-первых, я категорически против определения «шизофреническая». Русская душа дуалистична, как МИроздание, как Вселенная. Чем и прекрасна. А во-вторых… Что Вы имеете против штандартенфюрера СС товарища Исаева Максима Максимовича? Чем он Вам не герой? 🙂

  12. bread:

    Аида: Аида: О сатане и ипостасях его к месту вспомнили.

    Это я вспомнил! Я бы попросил!!!

    Неправда ваша! Я вспомнил раньше!

    🙂

  13. bread:

    Аида: Господа Сэр и bread ! С чувством глубокого удовлетворения …

    …Так и живем. С шизофреничной русской душой. Которая и герой Урбанского в \»Коммунисте\», и герой Тихонова в \»17 мгновеньях\».

    Сказать по правде, будучи в отличие от Сэра диалектиком, прочитал и не понял ничего. Единственный в жизни раз соглашаюсь с метафизическим подходом Сэра отвечать на каждое предложение (слово, букву, знак пунктуации) по отдельности, так, будно нет взаимосвязи между тем, что было до и будет после. Короче, какая-то идея о смысле коммента у меня появилась только после прочтения сэровских к нему комментов. И то не уверен, что смысл хоть как-то уловлен. Простите, Аида, но пишу то, что думаю.

    Любопытно, конечно, быть чем-то вроде подопытно-препарируемого на семинаре по риторике, хотя, Сэр (извини, обращусь уж к тебе), согласись, что наш обмен мнениями очень уж далёк от того, чтоб быть риторическим примером, т.к. ни я, ни, видимо, ты не написали в силу простой лени печатать и десятой доли того, что могли бы сказать друг другу за бутылкой чего-то веселящего. Unfortunately, ни я, ни (предполагаю) ты в силу разных причин ничего веселящего и развязывающего язык уже не пьём 🙂

  14. bread:

    Sir Michael: И это правильно. Фундаментальные вопросы не терпят двучтения.

    Сэр, извини, конечно. Но мне кажется, что путаешь, извини ещё раз, упёртость с «фундаментальными вопросами». Ну какая фундаментальность? Был ли Маркс русофобом? Ну, наверное, да. Хотя, наверное, только отчасти. Следует из этого, что марксизм — русофобская теория (на слове «теория» не настаиваю, просто не хочу тратить время на поиск правильного обозначения)? По-моему — нисколько.

    Твои утверждения, если я правильно их понял, для меня звучат как произведение синуса альфа на плюмбум о.

    Не принимай, пожалуйста, мой «риторический запал» как персональный выпад. В целом я уважаю большую часть твоих суждений (оставшиеся — просто не понимаю).

    И вообще, просто хотел добавить чего-то по-настоящему риторического для профильного семинара Аиды.

    🙂

  15. bread: Неправда ваша! Я вспомнил раньше!

    Ну вот… Как все русские, я опять пролетел на патенте и лицензировании…

    bread: будучи в отличие от Сэра диалектиком

    Я бы попросил! 🙂

    bread: соглашаюсь с метафизическим подходом Сэра отвечать на каждое предложение (слово, букву, знак пунктуации)

    «Я бы попросил-2»! 🙂

    bread: Короче, какая-то идея о смысле коммента у меня появилась только после прочтения сэровских к нему комментов.

    Ну вот и кто в доме после этого диалектик? 🙂

    bread: наш обмен мнениями очень уж далёк от того, чтоб быть риторическим примером

    Ну почему… Когда как.

    bread: что могли бы сказать друг другу за бутылкой чего-то веселящего.

    За бутылочкой — только о женщинах! 🙂

    bread: ни я, ни (предполагаю) ты в силу разных причин ничего веселящего и развязывающего язык уже не пьём 🙂

    Ничего. Я скоро оклемаюсь и начну потихоньку. Гомеопатическими дозами.

    bread: мне кажется, что путаешь, извини ещё раз, упёртость с «фундаментальными вопросами».

    Ну, знаете ли, кому и «принципиальность» — «упертость».

    bread: Ну какая фундаментальность? Был ли Маркс русофобом? Ну, наверное, да. Хотя, наверное, только отчасти.

    «Чуть-чуть беременный», ага…

    bread: Следует из этого, что марксизм — русофобская теория (на слове «теория» не настаиваю, просто не хочу тратить время на поиск правильного обозначения)? По-моему — нисколько.

    А я этого и не говорил. У марксизма были иные задачи совершенно. Не национальные. Но создана эта теория была русофобом.

    bread: Твои утверждения, если я правильно их понял, для меня звучат как произведение синуса альфа на плюмбум о.

    «Кому и «принципиальность» — «упертость» — 2! 🙂

    bread: Не принимай, пожалуйста, мой «риторический запал» как персональный выпад.

    Не приму. Я сыт, счастлив и собираюсь спать. И нет ничего во Вселенной, что могло бы омрачить мое благодушное состояние! 🙂

    bread: И вообще, просто хотел добавить чего-то по-настоящему риторического для профильного семинара Аиды.

    Не. Низачот. Надо бы как-то пориторичней! 🙂

  16. bread:

    Sir Michael: Не. Низачот. Надо бы как-то пориторичней!

    Ах, Сэр… Ну, вроде, приятный ты человек. Но почему такие неприятные вещи пишешь?..

  17. Ой, ну зачет, зачет! 🙂



Оставить комментарий


Вставить картинку: uploads.ru savepic.su radikal.ru

Proudly powered by WordPress.
Перейти к верхней панели