sir_michael`s_traffic


Мы должны делать добро из зла, потому что его больше не из чего делать


Листаю власовскую ленту. Вижу «праздничный» коллаж, две фотографии. На одной — парижанка за столиком летнего кафе, галантный мосье подносит ей малюсенький букет, кажется, фиалок. А на другом снимке — русские женщины в оранжевых жилетах тащат на своих плечах здоровенную шпалу. И подпись: «Во Франции не отмечают 8 марта. Там просто любят женщин». А среди комментов запомнился такой: «Женщины в Раше живут, как в параше!» И все. И все мои мысли по поводу праздничного поздравления дамам, красивых лирических песен и цветов исчезли. Я понял, что писать придется совсем другой праздничный пост… 

Одной из самых распространенных женских профессий в СССР действительно была профессия «шпалоукладчица». Это чистая правда. Железные дороги в России, как известно, самые протяженные в мире. Страна такая, размеры обязывают… И в какие бы дали ты не заехал на советском поезде во времена «генсеков и политбюро ЦК», везде в окно купе можно было увидеть мужиковатых теток в ватниках и оранжевых жилетах. Которые и в дождь, и в снег, и зимой, и летом…
Сегодня над этим смеются. Приводят в пример богатую Европу. Публикуют контрастные пары фотографий: на одной — утонченная европейская мамзель пьет утренний кофе на набережной Сены («дыша духами и туманами», разумеется), а на другой фотографии, рядом — наша мужеподобная бабища в валенках и ватнике, вытаращив глаза, волочит на себе тяжеленную шпалу.  Очень смешно, правда? И даже дописывать ничего не надо, и так все ясно: вот мы, сиволапые, убогие, дремучие, а вот — они. Настоящие люди. Цивилизация. Недосягаемые Боги, живущие в мире тонких тканей, галантных мужчин и неземных ароматов. И как-то забывается при этом, что наши женщины взяли в руки тяжелые молоты не потому, что им этого очень хотелось. Они это сделали тогда, когда в стране мужиков практически не было. Вот не было, и все. Три поколения мужчин выкосила война. И всю страну до Волги выжгла — мосты уничтожила, железные дороги повзрывала, города и деревни разрушила. Ни одной версты целой не осталось — все было утыкано искореженным металлом, усыпано пеплом и полито кровью. В землянках жили. В воронках от бомб. В уцелевших погребах. Надо было все строить заново. С ноля. Вот и взялись за молоты и шпалы наши женщины. Просто не было никого другого, кто бы это сделал. И выбора не было. Никакого.

А Европа… Европа легла под Гитлера моментально и безропотно. Франция, которая непонятно, по какому историческому недоразумению входит в число «стран-победителей нацизма», за годы войны неплохо пополнила свой бюджет и повысила уровень жизни. И когда наши деды, харкая кровью, замыкали кольцо вокруг войск Паулюса под Сталинградом, а бабушкки наши думали, где найти кусок хлеба, чтобы накормить детей, на Монмартре подростки катались на роликах, французские девушки шли на свидания с офицерами гестапо, и парижане пили по утрам ароматный кофе с круассанами. В Париже вам сегодня могут показать улицу, которая совершенно не изменилась с 16-го века. Она небольшая, метров 150 — 200 в длину, но она говорит обо всей Франции. Если не о всей Европе.  Ни единого камня мостовой не заменили за почти полтыщи лет. Ни единой черепицы с крыши. Ни единого кованого держателя для факелов и масляных фонарей. А у нас, напомню на всякий случай, в 16 веке только возникло первое русское государство. ПЕРВОЕ. Из разрозненных, воюющих друг с другом княжеств. Появился «Царь Всея Руси» — Иван Грозный. Но и это, первое наше государство, закончилось Смутным Временем, великим разорением, нашествием поляков и неисчислимыми жертвами. Умерла Святая Русь, и пульс не прощупывался, в Кремле поляки хозяйничали, пока Минин и Пожарский не решили созвать народ и сохранить страну. По нашим меркам это было в незапамятные времена. А у французов та самая улица уже построена была. Которая по сей день не изменилась… Есть ли у нас хоть одна такая улица, на всю страну? Хоть одна?! Не думаю.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

А сколько раз уничтожали нашу Родину и калечили наш народ после Великой Смуты? Крымчаки угоняли в рабство, Наполеон обозами тащил кремлевское золото из разграбленных «цивилизованной нацией» церквей, «философские пароходы» навсегда увозили с родной земли лучших мыслителей… Не было времени у России ни дух перевести, ни пот утереть, ни рану перевязать. Но всегда, когда не хватало мужчин, поднимались Великие русские женщины. Не кто-то конкретно, а все. До единой. Потому что женщины на Руси все — великие. Княгини и графини работали прачками в Париже и Стамбуле, пока их мужья, не забывшие еще свои ранжирные места в свите Его Величества Императора Всероссийского, занимались извозом. Наши женщины валили лес и строили ГЭС до 70-х годов прошлого века. А смутные 90-е они отложили диссертации и книги по домоводству, и неподъемными баулами, — такими, что даже таксисты перевозить отказывались, — повезли турецкое барахло на рынки обедневших городов. Чтобы детей накормить. Не было и не будет такой работы, которой бы могла испугаться русская женщина.

…Я смотрю на фотографии, сравнивающие изнеженных европейских дам с нашими шпалоукладчицами, и благодарю тех власовцев, которые эти фото сегодня публикуют. За то благодарю, что они дали мне новое, неожиданное отношение к сегодняшнему дню — 8-му марта. За то, что я увидел на этих фото, в этом сравнении Великую Тайну нашей непобедимости. Я смотрю на портреты могучих шпалоукладчиц, и испытываю гордость. Власовская шваль, наверное, и не рассчитывала на такую реакцию читателя. Они хотели вызвать у меня смех, стыд, — любое чувство, но только не гордость. Они и не догадывались, что в портрете изнеженной парижанки я увижу только изнеженную парижанку. И все. А в образе шпалоукладчицы скрыта наша реальная непобедимость. Потому что эта шпалоукладчица живет, скрытая до поры, в любой русской женщине. И пусть она сегодня не задумывается ни о чем, кроме кулинарных рецептов в фасонов весенне-летнего сезона, но если потребуется, произойдет чудо. И она превратится в санитарку, в снайпера, в летчика-истребителя, в шпалоукладчицу и прачку, наконец… Она перевяжет рану, правильно снарядит пулеметную ленту, или просто — возьмет лопату и пойдет копать оборонительные сооружения. А может, — на вершине самообладания! — просто промолчит. Когда надо. Но последнее, конечно, уже из области фантастики.

Как можно поздравить с праздником женщин, я представляю. Цветы, конфеты, флакончик духов, дребедень из приятных слов на ухо… Это несложно. Но как можно поздравить НАШИХ женщин? Если ты знаешь, что в каждой из них скрыта Непобедимая Вселенная, которая может обратиться и Силой, и Слабостью, и Нежностью, и такой Агрессией, что миры исчезнут? Я не знаю. Русская женщина — совершенно особая материя, абсолютно непознаваемая философия, Тайное знание. Но одно я знаю наверняка: пока у нас есть наши женщины, и со страной нашей ничего не случится. Нет на земле сил таких, которые были бы сопоставимы с силой русской женщины. Нет и быть не может. Наши женщины — это и есть то «секретное оружие русских», которое позволит нам выйти победителями из любой драки. Абсолютно любой. Без исключений. Пережить любую беду. Исчезнуть, обрадовать врага своей смертью, возродиться вновь и неожиданно, нелогично по мнению врага, — победить.

Я не знаю, укладывают ли наши женщины шпалы сегодня. Не исключено, что где-то в необъятных рукавах Русской Галактики это еще можно найти. Но в массе своей мы изменились. Еще недавно мы ругали власть за то, что под полом наших холодных деревянных бараков бегают крысы размером с собак, и ассенизатор все не приедет почистить выгребную яму дворового сортира, которым пользуются восемь семей. Это совсем недавно было, в 60-е годы Хрущев начал расселять непригодные для жизни бараки. Хотя… Это они по документам числились, как «непригодные для жизни». А люди — жили… Теперь мы уже сносим пятиэтажки, в которые переехали из тех самых бараков. И лично убедились в том, что из крана действительно бежать кем-то заранее подогретая вода. И ночью — тоже! Специально вставали проверять. И подолгу не отходили от крана, не понимая, кому она, ночью, горячая-то нужна… Гагарин уже в космос слетал, Терешкова «Героя» получила, в кино показывали «Операцию «Ы» (1965), «Берегись автомобиля» (1966) и «Кавказскую пленницу» (1967), в 1968-м страна рыдала над смертью Оливии Хасси в фильме  Франко Дзеффирелли «Ромео и Джульетта», который и по сей день собирает залы, — и при этом бОльшая часть населения страны пользовалась «удобствами на улице», купала детей в тазах, топила печи дровами и углем, голову мыли мылом, а зубы чистили зубным порошком. («Особым», с двууглекислой содой!). А в наших городах еще было много невосстановленных после войны руинн. Да я их и в 70-е еще видел. А сегодня? Сегодня мы только начинаем стареть в том возрасте, в котором раньше было принято «умирать от старости», ругаем власти за недостаток скоростных поездов и за дороговизну авиационных билетов на Мальту. Мы можем показаться изнеженными и избалованными. Со стороны. И наши женщины смотрятся естественно рядом с любой парижанкой, в любом кафе. Не отличить. Но только посвященному известно, что внутри нашей самой хрупкой, самой изнеженной барышни спрятана целая бригада незримых шпалоукладчиц. И не только. За спинами шпалоукладчиц я вижу пулеметчиц и снайперов, санитарок и машинистов паровозов. И упаси Господь кому-либо вызвать их наружу и узнать об их существовании на личном опыте…

Без цветов сегодняшний праздник. Без розового кружева. Опять война на дворе, и опять в нас стреляет недобитый дедами враг. Пусть этот праздник будет цвета хаки. Как гимнастерки фронтовых санитарок. Или оранжевым — в цвет жилетов таежных шпалоукладчиц. Которые на своем горбу тащат в завтрашний день и неподъемные для хлипких мужиков шпалы, и всю нашу страну. Заодно. Мы еще послушаем немало нежных, лирических песен. А, может, и сами споем. Но не сейчас. Давайте отложим. На «после войны». Как там, в любимом фильме про женщин? «Мы еще споем с тобой, Лизавета. Вот выполним боевую задачу — и споем» ©. А пока… «Закончить привал, строиться!» Война продолжается. И не наша в этом вина. Как нет нашей вины и в том, что любой праздник для нас оказывается военным. Даже 8 марта. Но мы друг друга от этого только сильнее любим. Разве нет?

Видеоролик из цикла «Русский проект» (1995). Продюсер — Константин Эрнст. Режиссёр — Денис Евстигнеев. Сценарист — Пётр Луцик. В ролях — Римма Маркова и Нонна Мордюкова.

На снимке вверху: скульптура «Шпалоукладчица». Скульптор Юрий КРЫЛОВ, установлена в г. Екатеринбурге.

комментария 3

  1. Ксенья:

    Спасибо за эту статью, до слез… Я сама с Кубани, хоть выгляжу сейчас как «парижанка», спасибо моим бабушкам «шпалоукладчицам», вытащили страну, семьи и самих себя из всех тягот… И я уверена наша сила у нас в крови…мы русские! А Европа пусть прогибается дальше…

  2. Ксенья: Я сама с Кубани, хоть выгляжу сейчас как «парижанка»

    ПРостите, Ксения. Но это не Вы выглядите, как они. А они, как Вы. ПРошу не путать! 🙂

    Вам спасибо.

  3. Ах, Ирина, не забивали бы Вы себе голову! 🙂 Весна идет. А вы — вотэтовсе… 🙂



Оставить комментарий


Вставить картинку: uploads.ru savepic.su radikal.ru

Proudly powered by WordPress.
Перейти к верхней панели