sir_michael`s_traffic


Мы должны делать добро из зла, потому что его больше не из чего делать

4536

Вчера по всем радиостанциям и телеканалам только и было разговоров, что о законе Яровой по поводу сохранения провайдерами и операторами сотовой связи данных наших переговоров, переписки и прочих глупостей. Миллиарды террабайт «котегов», завтраков и СМСок  типа «Задержусь на работе» и «Стою в пробке». Полдня сама Яровая пыталась оправдаться. Заявляя, что «этот закон вообще ничего не решает, а дает правительству возможность определиться». Во-первых: нахрена нужен закон, который «ничего не решает»? А во-вторых: вот, блин, наше правительство не сможет «определиться» без закона Яровой, да? Ну никак не сможет…

Но есть еще и «в-третьих». И это «в-третьих» — самое главное в ситуации с законом Яровой. И звучит это «в-третьих» следующим образом: никакую серьезную проблему, никакой важный вопрос наше руководство самостоятельно решить не в состоянии, и в случае возникновения реальной угрозы моментально перекладывает свои обязанности на головы населения. Взять, к примеру, тот же «антитеррор». Кто-нибудь спорит с тем, что существует террористическая опасность? Нет, с этим никто не спорит. Но простите: разве есть в обязанностях провайдеров и сотовых операторов такая строка — «борьба с терроризмом»? Нет, провайдеры и сотовые операторы для другого существуют. Они должны населению услуги предоставлять. Совершенно иного характера. Нафига нам перенасыщенные людьми кадры МВД, ФСБ и еще кучи структур, которые должны бороться с терроризмом в рамках, тсзть, ежедневных служебных обязанностей, если в результате оказывается, что «спасение утопающих — дело рук самих утопающих», и хранение данных, необходимых для борьбы с терроризмом, должны организовывать и обеспечивать провайдеры и сотовые операторы, а оплачивать — мы с вами? Неужели нельзя освободить от строительства дворцов «единороссам» (уже по третьему кругу) немножко денег на вопросы национальной безопасности?


Знаете, как на мой неискушенный взгляд должна выглядеть такая ситуация в нормальной стране и при нормальной власти? Очень просто: власть (та же Дума) принимает решение о необходимости сохранения данных переговоров и переписки. Потом заглядывает в бюджеты организаций, которые для борьбы с терроризмом созданы. И определяет, сколько ФСБ и МВД в состоянии закупить серверов для хранения этих данных. Понять, сколько специалистов они способны нанять НА СВОИ ВЕДОМСТВЕННЫЕ ДЕНЬГИ для обеспечения работы этих серверов. Выйти с предложением на провайдеров и сотовых операторов и попросить их ПРОДАТЬ (!) ФСБшникам эти данные. Поскольку копирование и перекачка данных — дело далеко не бесплатное. Спросить, сколько денег за это провайдеры запросят. Осознать, какое количество данных ФСБ в состоянии КУПИТЬ у связистов. И исходя из имеющихся у ФСБ и МВД средств уже определять и категории нужных данных, и их количество. А провайдеры и сотовые операторы (как и все мы, в конечном итоге) должны на этом не убытки нести, а ЗАРАБАТЫВАТЬ, поскольку предоставляют госструктурам ПЛАТНУЮ услугу.

Это — в нормальной стране, имеющей нормальную власть, которая хотя бы грубо представляет себе принципы взаимоотношений государства и общества. А у нас как получилось? А у нас отдельно взятому депутату, против избрания которого в Думу на улицу миллионы людей выходили, но это ни к чему не привело, взбрендило «побороться с терроризмом». Кто-то в буфете Госдумы г-же Яровой сказал, что неплохо бы для этого данные сохранять. Ну, раз неплохо — то пусть провайдеры и сохраняют! А как, на какие шиши и какими силами — не депутатское это дело, о таких мелочах думать.

Знаете, борьба с терроризмом в России не вчера появилась. В СССР тоже были мощные структуры, — та же «Альфа», к примеру, — которые профессионально занимались профилактикой терроризма и противодействием преступникам. Еще в 70-х годах, после того, как литовцы отец и сын Бразинскасы пытались угнать за рубеж пассажирский Ан-24 и убили бортпроводницу Надежду Курченко, а армянские националисты взорвали в московском метро чугунную утятницу, начиненную взрывчаткой, в КГБ очень серьезно стали работать по антитеррористическому направлению. Работали денно и нощно, напряженно, несли потери, тратили немалые деньги. Но только население страны, простые люди этого не замечали. Потому что у простых людей свои заботы, а у спецслужб и власти — свои. И главная обязанность «силовиков» — делать так, чтобы их работа не портила жизнь людям. Для этого и преступников хватает. «Наша служба и опасна и трудна, и на первый взгляд КАК БУДТО НЕ ВИДНА» — помните? Вот так и было. Люди не замечали, как в стране борются с угрозами и решают вопросы национальной безопасности. Это была «закрытая» деятельность, ненужная для повседневного употребления информация. «Для служебного пользования», да. А сейчас как? Стоит где-то ополоумевшему выродку что-то рвануть — все, народ. Готовься к проблемам. Мало того, что тебе, народ, еще погибших хоронить и утраты оплакивать, так ты еще и работу специалистов обеспечить должен. Деньгами своими, и тем, что ты неудобства терпеть будешь. А некоторые госструктуры и заработать на «антитерроре» не прочь. Помните же опубликованный еще в 2004-м году в «Новых Известиях» нашумевший материал Ольги Журавлевой «Вихрь-антиПЕРРОН»? О том, как под видом борьбы с терроризмом провожающих перестали пускать к поездам Ленинградского вокзала, и беременные женщины вынуждены были или тащить чемоданы к вагону сами, или нанимать за отдельную плату вокзального носильщика? Или проще — давать «на лапу» пропускальщику в железнодорожной фуражке, чтобы мужу разрешил чемодан отволочь… 12 лет с тех пор прошло. Ничего не изменилось. У власти все те же лица, народ все так же ждет «изменений сверху», а новости все так же пугающе однообразны: борьбу с терроризмом власть предлагает оплачивать и обеспечивать населению, а «силовики» ежедневно рапортуют по телевизору, как обезвредили очередных девчонок-проституток, которые и так рекламировали свои услуги везде, где это только возможно. «Обнаружили», ага. «В результате многоходовой спецоперации». Герои, чего там.

Если человек представляется музыкантом, но при этом говорит: «Да я в твоем возрасте эту ноту с двумя бемолями сыграть мог! Даже с двумя с половиной!» — ты сразу понимаешь, что перед тобой не музыкант, а дешевое трепло, которое к музыке не имеет ни малейшего отношения. Вообще. Профан. Ноль. Даже «ноль с тенденцией к минус единице». Вот так и новая законодательная инициатива г-жи Яровой безошибочно указывает на то, что у нас во власти случайные люди, абсолютно не понимающие, кто они, где, и что и как им можно делать, а что — ни в коем случае. Ни малейшей ориентации ни в жизни, ни в реальности, ни в пространстве. На лечение детей люди скидываются по рублю. Самых безнадежных спасает Чулпан Хаматова. На добровольные пожертвования. Детям Донбасса помогает Доктор Лиза, опять же, опираясь на доброхотные подаяния частных лиц. Гуманитарную помощь Донбассу возит писатель Прилепин, а деньги он по копейке в интернете собирает. У тех же частных лиц. За нормальное образование надо платить репетитору, ибо в школе добру не научат, а высшее образование лучше не в России получать, об этом у депутатов спросите, они расскажут. Если захотят… Где твои дети, депутат Мизулина, а? Вот скажи! «Инновационный проект» Сколково пока что смог принести реальную пользу только бывшему депутату Пономареву, который на радостях тут же сбежал из страны. Губернатор Иркутской области финансирует странные фестивали и катается по стране, не интересуясь тем, что у него полобласти сгорело уже нафиг. Бывший губернатор Пермского края, выпускник, разумеется, Высшей школы КГБ, радостно пишет в соцсетях, что нашел, наконец, себе для жизни такой район Франции, где «совсем нет русских». Достойная чекиста и представителя власти оценка, обо всем говорящая. Агитировать за бойкот летнего отдыха в Турции, сбившей наш самолет, теперь будут добровольные интернет-пользователи. За газ, наверное, придется платить больше, поскольку руководство увеличило и без того немалые льготы для Украины — «лучшего друга и брата» Кремля. Очевидно, вскоре нам всем придется еще и скидываться на помощь обедневшим в результате неудачной евроинтеграции жителям Украины…

Теперь нам г-жа Яровая предлагает оплачивать борьбу с терроризмом. В то время, как в Москве выпускники Академии ФСБ устроили барские гонки на ДЕСЯТКАХ джипах «Мерседес-Гелентваген». Каждый из которых стоит столько, что не одного ребенка, а нескольких, приговоренного нашей медициной к смерти, можно вылечить за границей. Где медицина почему-то работает. На ДЕСЯТКИ «Мерседесов» и барское тщеславие деньги у них есть. А на борьбу с терроризмом и медицину — нет.

Ребята! Я уже не ко власти сейчас обращаюсь, а к тем, кто их дворцы, «Гелентвагены» и «Роллс-Ройсы» оплачивает, кто образование их детей в Сорбоннах и Кембриджах финансирует, и к тому же их хамское барство терпит. К тем, кого называют «простыми людьми». Вот вам все это еще не надоело, а? Вот нравится вами все это, да? Ну, раз нравится — воля ваша. Идите на избирательные участки и голосуйте дальше за «вот это все». Если нравится — святое дело, кто ж против… Только не жалуйтесь потом, когда из-за царапины на Роллс-Ройсе миллиардера, происхождение миллиардов которого еще следует проверить Прокуратуре, вам придется продавать свою почку. У вас же их две! Так чего жалеть? Грех не помочь самопровозглашенным «господам» чинить их «Роллс-Ройсы», покупать «Гелентвагены» и строить дворцы по третьему кругу. Мы же терпеливые. «Главное — чтобы войны не было!», правильно? Вот. А остальное — стерпим и оплатим. Почек у нас в стране — дофигища. Не на одно шубохранилище хватит. Только не пейте много, от счастья великого, а то траченные алкоголем почки продать трудней. И много не выручишь. А нашей власти много надо. На малое она, как я понял, не согласна.

комментариев 18

  1. Самый трэш, что это не борьба с терроризмом, а дорогостоящая имитация. Там же беда не только в том, что данных невообразимо много и что-то найти в разумные сроки крайне сложно, а и в том, что в наше время даже сраные котики в мессенджере зашифрованы адовым шифрованием, которое все комьютеры мира миллион лет вскрывать будут. В общем, к борьбе с терроризмом это всё имеет такое же отношение, как рамки в метро — писку много, толку мало.

  2. А я даже не о борьбе с терроризмом, а о том, что в Думе сидят люди, причем уже много лет сидят, как у себя дома сидят, которые представления не имеют, как в реальной жизни все устроено и как все это должно работать.

  3. Главное, что они убеждены в том, что их закидоны должны оплачивать те, кто в отличие от депутатов свой хлеб ЗАРАБАТЫВАЕТ.

  4. bread:

    Сэр, резюмируя вышесказанное, я правильно понимаю, что ты против того, чтобы государство перекладывало расходы за сохранение данных о разговорах, смс-ках и т.п. с себя на операторов сетей?

    Если — правильно, то, наверное, в этом пункте я с тобой соглашусь. Действительно, будет лучше, если государство (коли оно решило сохранять такие данные) будет тратить на это деньги бюджета, а не обязывать делать это операторов. Но по сути для тебя не будет никакой разницы. Всё равно это будет оплачено тобой. Так стоит ли копья ломать?

    Относительно другого дерьма (барства юных эфесбешников, разворовывания бюджет и т.п.) тоже соглашусь, что надо наводить порядок. Но вот положа руку на сердце, согласись, что ситуация с этим медленно, но улучшается. Ещё несколько лет назад демарш юных чекистов не то что бы не осудили, его бы и не заметили, а губернатор не мог оказаться в тюряге априори. Я не визжу от восторга, конечно, но не замечать очевидного тоже не собираюсь. Наша страна меняется к лучшему. На мой взгляд, это бесспорный факт.

    Сэр, я многое тоже ненавижу. Например, за юных чекистов испытал ужасный стыд, но иногда лучше просто плюнуть в след этим недоумкам на чёрных мерседесах и продолжить дело своё делать, чем… Чем вот написать то, что ты написал. Я у тебя со многим согласен, но не понимаю, где там здравое зерно. Кто виноват — понятно. А что делать? Помнишь, во «Всей королевской рати»: «Мы должны делать добро из зла, потому что его больше не из чего делать» (скопипастил выше по тексту). Нет у нас другого народа, нет другой власти. Надо нам как-то вместе строить и жить. Я после последнего хохляцкаго майдану очень боюсь всех намёков на призыв к топору. А у тебя я такой намёк вижу, Сэр. Хотя я всё, конечно, понимаю. Но надо быть спокойным и упрямым.

  5. Инициатива об отмене яровой набрала сто тысяч подписей: https://www.roi.ru/28432/

  6. bread:

    Сэр, куда ты пропал? С тобой всё в порядке?

  7. bread:
    Сэр, куда ты пропал? С тобой всё в порядке?

    В фейсбуке он зависает.

  8. RosKomSvoboda:
    База ФСКН с тысячами ВИЧ-инфицированных, наркозависимых, склонных к суициду и пациентов психбольниц утекла на чёрный рынок
    https://rublacklist.net/21087/
    (Ещё спрашиваете, чем опасен #пакетЯровой?)

  9. bread:
    Сэр, куда ты пропал? С тобой всё в порядке?

    Ты угадал. Было не все в порядке. Вычухался, слава Богу. До Нового года планирую закончить реабилитацию и вернуться в строй. Не в полной мере, конечно, в полной мере уже никогда не получится, но внешне должен быть почти как нормальный! 🙂

  10. bread:

    Сэр, ты жив, и слава Богу! Давай теперь выздоравливай!
    Я по тебе скучал и переживал за тебя )

  11. bread: Сэр, резюмируя вышесказанное, я правильно понимаю, что ты против того, чтобы государство перекладывало расходы за сохранение данных о разговорах, смс-ках и т.п. с себя на операторов сетей?

    Даже шире — я против того, чтобы государство перекладывало СВОИ ОБЯЗАННОСТИ на плечи населения. ПОтому что если так дальше пойдет, то Яровая предложит вооружить население, расставить по дворам танки и БМП, чтобы мы их обслуживали и готовились к отражению врага. Зачем платить за армию, если население есть? 🙂 Пусть платит! 🙂 А депутаты в очереди в думский буфет стоять будут.

    bread: будет лучше, если государство (коли оно решило сохранять такие данные) будет тратить на это деньги бюджета, а не обязывать делать это операторов. Но по сути для тебя не будет никакой разницы. Всё равно это будет оплачено тобой. Так стоит ли копья ломать?

    Думаю, стоит. Одно дело, когда я пополняю бюджет, и бюджет перераспределяется в пользу ФСБ. Я вижу это перераспределение в бюджете и понимаю, что доля ФСБ в бюджете выросла. А в предложенном варианте я буду платить провайдеру и оператору за услуги связи, а по факту — за то, чтобы они мои же данные у себя копили для передачи ФСБ и всем, кто заплатит. Это — бред.

    bread: Но вот положа руку на сердце, согласись, что ситуация с этим медленно, но улучшается. Ещё несколько лет назад демарш юных чекистов не то что бы не осудили, его бы и не заметили, а губернатор не мог оказаться в тюряге априори. Я не визжу от восторга, конечно, но не замечать очевидного тоже не собираюсь. Наша страна меняется к лучшему. На мой взгляд, это бесспорный факт.

    Вынужден объясниться. Когда я ругаюсь, то лейтмотивом моей ругани звучит не «Сраная рашка! Уничтожить эту страну и населяющее ее быдло! Власть — под расстрел всех до одного!» НЕТ. Я кричу «Люди! У нас — прекрасная, замечательная, лучшая в мире страна, но достойны ли ее мы с вами? Все ли мы делаем, чтобы она была лучше? Может, мы можем еще как-то помочь Родине?» Власть в моем понимании — это отражение общества. Власть — это не «ОНИ». Это «МЫ». Я хочу изменить власть, улучшая общество.

    bread: Сэр, я многое тоже ненавижу.

    А я — нет. «Ненависть» — это желание уничтожить, убить. Если человек «ненавидит», значит, он способен на убийство. Это очень сильное слово на самом деле. Уничтожить я готов только украинских нацистов и их прямых пособников. ПОтому что нацизм не лечится, это еще наши деды доказали. А со всеми остальными надо полемизировать, жить и работать.

    bread: Нет у нас другого народа, нет другой власти. Надо нам как-то вместе строить и жить. Я после последнего хохляцкаго майдану очень боюсь всех намёков на призыв к топору. А у тебя я такой намёк вижу, Сэр

    НИБОЖЕМОЙ!Ё Да ты что! НИ разу и никогда. Только эволюция, никаких революций! Все должно идти ЕСТЕСТВЕННЫМ ПУТЕМ, не надо ничего ускорять. Наше общество пока не готово к демократии и дейсвительно нуждается в централизованном руководстве. Это горькая правда. Но надо толкать общество в задницу, чтобы оно училось брать на себя ответственность за страну и за власть. Иначе так в колыбели и проживем.

  12. bread:
    Сэр, ты жив, и слава Богу! Давай теперь выздоравливай!
    Я по тебе скучал и переживал за тебя )

    Спасибо. Я сам перепугался. Пока еще не огурец. Рванулся было силовыми методами восстанавливаться, по 6 км каждый день проходить пешком — так свалился, что чуть второй раз не сдох. Щас тихонечко выкарабкиваюсь, на цыпочках! 🙂

  13. bread:

    Sir Michael: Щас тихонечко выкарабкиваюсь, на цыпочках!

    Лечись, Сэр 🙂 Поменьше нервничай, побольше отдыхай, слушай хорошую музыку, читай (если тебе можно) классику 🙂 Ещё успеем поспорить 🙂

  14. Не-не, спасибо, конечно, но затягивать тоже нельзя. Разлагает — страшно. Тем более, что это уже не лечение собственно, а «реабилитация». В Новый Год планирую поднять первую рюмку уже! И стать в строй, как новенький. Столько интересного вокруг, и все — мимо… Выть от злости хочется.

  15. bread:

    Сэр, как мужик мужика я тебя понимаю и даже отчасти одобряю. Но разум здесь должен быть первее чувств.

    Ты прав, вокруг всё довольно интенсивно булькает 🙂 В мире все становится опаснее, но, странное чувство, мне это нравится. И мы здесь, в России, сосредотачиваемся.

    Кстати. У тебя нет такого же как у меня ощущения, что в США (уж очень интересно всё там происходящее) события чрезвычайно напоминают поздний застой? Та же геронтократия, та же не имеющая отношение к реальности идеология. Я вот недавно смотрел фильм Стоуна про Сноудена и всё не мог сформулировать странное чувство, которое владело мной. Потом смог сформулировать. Сноуден напоминал мне комсомольца 20-х годов, очутившегося вдруг в Советском Союзе года 1981-го, например. Мотивация поступков Сноудена правами и свободами личности в имперской Америке столь же нелепа, как и грёзы о всемирной революции в СССР 80-х. Но ведь в чём поразительное сходство Америки сейчас с СССР тогда — в том, что все эти лозунги (наши — коммунистические, их — калька с заветов отцов-основателей) были у нас и есть у них официально провозглашаемой идеологией! Всё это провозглашается, но следование этому (как в случае Сноудена) становится преступлением против государства. А как тебе сходство в экономическом тупике что в СССР, что в нынешних США? Кто бы мог подумать, что такое сможет случиться! Не берусь заниматься предсказаниями, но, например, стань я рассматривать case США без поименования страны в качестве институтской задачки на анализ некой абстрактной ситуации, то вывод можно сделать единственный — скорый крах с сильным грохотом. Мда…

    Что об этом думаешь, Сэр?

  16. bread: Что об этом думаешь, Сэр?

    Я думаю, что в твоем уравнении не хватает одной очень важной величины. А именно — предвоенной ситуации. Ты рассуждаешь с точки зрения законов мирного времени. А мы с США, фактически, в состоянии войны находимся. И это меняет всю правовую систему координат.

    bread: У тебя нет такого же как у меня ощущения, что в США… события чрезвычайно напоминают поздний застой?

    Да куда им! В СССР Брежнева с правами человека и демократией было несравненно лучше, чем в США.

    Если уж сравнивать США Обамы с чем-либо, то на ум приходит только Рим императора Нерона.

    bread: Сноуден напоминал мне комсомольца 20-х годов, очутившегося вдруг в Советском Союзе года 1981-го

    Так честному комсомольцу в любое время было нелегко. Мне рассказывали о мужике, который взялся писать театральный сценарий о Павке Корчагине, который попал в годы Горбачева. Мужик погиб при загадочных обстоятельствах. Сценарий бесследно исчез. А ты говоришь — «Сноуден»…

    bread: вывод можно сделать единственный — скорый крах с сильным грохотом.

    Боюсь, грохот будет настолько сильным, что есть реальный смысл задуматься о том, что, может, лучше пусть живет, зараза? 🙂



Оставить комментарий


Вставить картинку: uploads.ru savepic.su radikal.ru

Proudly powered by WordPress.
Перейти к верхней панели