sir_michael`s_traffic


Мы должны делать добро из зла, потому что его больше не из чего делать

00s

Кажется, идеологический хаос 90-х и “нулевых”, наконец, сменяется какими-то слабыми пока перспективами четкого понимания людьми происходящего в стране и мире. В 90-е на одном прилавке можно было увидеть лежащие рядом стихи Блока, “Майн Кампф” и порножурнал “Уроки анального секса”. Сейчас эти книги как-то расползлись. Каждая – на свое место. В “нулевые” во всех эфирах звучали песни самых разных жанров, и не имело значения, кто эти песни написал и исполняет. Пока Миша Козырев не запретил давать в эфир “Нашего радио” песню Кинчева “Небо славян” за то, что она не понравилась лично ему, Мише, и в стране в этот момент не появилась политическая цензура.


То же – и с людьми. В эпоху необъявленной войны США против России, когда нашу страну вновь пытаются вогнать в положение “подчиненного третьего сорта”, существующую лишь в интересах экономики и политики США, крайне важно правильно определить свое место в обществе. Еще вчера, до победы нацистской хунты в Киеве, сделать это было сложно: внешне все было достаточно благополучно, и у обычного гражданина не было возможности обозначить свою позицию. Да, однажды это случилось на Болотной, когда люди, возмущенные открытыми фальсификациями “Единой России”, вышли под лозунгом “За честные выборы!”. Но уже на следующих выборах, президентских, Путин явил миру такой уровень прозрачности и контроля за чистотой результата, которого не было до сих пор нигде и никогда. Благодаря чему сегодня в его легитимности никто не сомневается. Но потом, после Болотной, случился митинг на Сахарова, когда на трибуну выползла никем не званая Ксюша Собчак (напомню – до митинга на Сахарова проводилось интенет-голосование по кандидатурам тех, кто, по мнению народа, должен был выступать, и Ксюша это голосование с треском проиграла, но на трибуне таки оказалась) и “друг Путина Кудрин”, и народ понял, что “здесь нечисто играют”. И повалил с площади, завернувшись в российские флаги, чтобы больше не возвращаться. А позже начался Майдан, удивленный народ одновременно услышал антирусские, нацистские лозунги площади, узнал, что “хто не скаче – той москаль” и что место москаля – “на ноже” либо “на гиляке”, своими глазами увидел забытую со времен войны с фашизмом бандеровскую символику и знамена, и, в качестве реакции на это – заверения Немцова, Навального и прочих “оппозиционеров” в том, что “на Украине нацистов и бандеровцев нет”. И вот тут уже все окончателно поняли, что никакой “оппозиции” в России не существует, людей просто по-уголовному обманули, как “воры на доверии”, а вместо “оппозиции” существует “экспедиционный корпус США”, деятельность которого направленна на уничтожение России, как самостоятельного, суверенного государства.


…А в завершение случился Крым. Те, кто продолжал именовать себя “оппозицией”, хором подхватили слово “аннексия”, и всем всё стало ясно уже окончательно. Бывшие “демократы” лишилась даже права называться “демократами”, поскольку отказалась признавать волю народов Крыма и Донбасса. А политическая сила, отказывающаяся признавать волю народа, “демократической” быть не может никогда. В принципе не может, никак. Вообще.

На этом процесс разделения общенародной “взвеси” на чистую, прозрачную жидкость, состоящую из людей, желающих сделать жизнь в стране лучше и демократичней, и мутный осадок, в который выпали враги России (это не фигура речи в данном случае, а вещь, названная своим именем, поскольку бывшие “демократы” сегодня противостоят России, как государству, и русским, как народу, этносу) только началась. В окончательном разделении мира на “своих” и “врагов” нам старательно помогает Украина, составляя бесконечные “черные” и “белые” списки людей, поддержавших укронацизм, и тех, кто решил укронацизму противостоять. Они делают за нас эту грязную работу, освобождая россиян от необходимости ковыряться в грязи. За что им и спасибо. “Составление списков” – исконное дело нацистов всех времен, и не будем бандеровцам мешать. Нам не нужно подробно изучать высказывания и поступки публичных людей, чтобы сделать выводы о том, с какой стороны баррикад они находятся. Достаточно просто открыть официальный документ, принятый на уровне правительства нацистской Украины – “Список деятелей культуры, действия которых создают угрозу национальной безопасности Украины”, составленный по лекалам современного “укрогестапо” – СБУ, и все станет ясно. Вот они, “наши люди” –

Холмогоров Егор, Хазин Михаил, Газманов Олег, Кобзон Иосиф, Перфилова Валерия, Пригожин Иосиф, Кучеренко Владимир, Безруков Сергей, Боярский Михаил, Расторгуев Николай, Охлобыстин Иван, Пореченков Михаил, Лепс Григорий, Депардье Жерар.

Кроме этого, гестаповцы обнародовали и “белый список” российских деятелей культуры, поддержавших нацистов и геноцид народа Донбасса. Вот они, враги России. Не фигуральные враги, а прямые, неприкрытые, принявшие в это непростое время сторону врага –

Андрей Макаревич, Лия Ахеджакова, Валентин Гафт, Олег Басилашвили, Эльдар Рязанов, Юрий Шевчук, Михаил Жванецкий, Борис Акунин, Земфира, Сергей Пархоменко (рэпер “Серега”), Михаил Ефремов.

Оба списка постоянно пополняются. И это – очень хорошо, браццы. Потому что – война. Которую объявили не мы, которой мы не хотели, но которую начали США. Что не освобождает нас от необходимости чувствовать себя в окопе и под пулями. А когда ты в окопе, да под пулями, то крайне важно, жизненно важно знать, кто рядом с тобой – надежный друг, который прикроет тебя от пули, или вражеский агент, который тебя обманет и сдаст врагу, надеясь на получение своих 30 сребеников.

…Это, конечно, очень хреново, когда общество разделяется на “своих” и “врагов”. Очень. Но, повторюсь, не мы это начали. И не мы заставляли Макаревича выступать на политой кровью антифашистов земле перед карателями и отказываться от выступления перед ополченцами (“Я не испытываю симпатии к ополченцам!” – сказал Макаревич прямо в микрофон корресподенту). И не мы заставляли Земфиру размахивать флагом нацистских карателей, на совести которых тысячи убитых мирных жителей Донбасса. они сами сделали свой выбор. Мы, как демократы, полностью признаем за ними это право – сделать свой выбор и занять свою позицию. Но мы и за собой оставляем право относиться к предателям так, как нам подсказывает наша совесть. И пусть каждый воспользуется своим правом. Время нас рассудит. То самое “время”, которое сейчас, как и во время любой войны, всегда делило людей на “своих” и “врагов”.

                  О НОВОМ ВРЕМЕНИ

	Как призывный набат, прозвучали в ночи тяжело шаги,- 
	Значит, скоро и нам уходить и прощаться без слов. 
	По нехоженым тропам протопали лошади, лошади, 
	Неизвестно к какому концу унося седоков. 

	Наше время - иное, лихое, но счастье, как встарь, ищи! 
	И в погоню за ним мы летим, убегающим, вслед. 
	Только вот в этой скачке теряем мы лучших товарищей, 
	На скаку не заметив, что рядом товарищей нет. 

	И еще будем долго огни принимать за пожары мы, 
	Будет долго зловещим казаться нам скрип сапогов, 
	Про войну будут детские игры с названьями старыми, 
	И людей будем долго делить на своих и врагов. 

	А когда отгрохочет, когда отгорит и отплачется, 
	И когда наши кони устанут под нами скакать, 
	И когда наши девушки сменят шинели на платьица,-
	Не забыть бы тогда, не простить бы и не потерять!


	Владимир ВЫСОЦКИЙ,
        1966

 

“Не забыть бы, не простить и не потерять”… Святые слова. Давайте не забудем! И не простим. Тогда – и не потеряем.

 

На снимке: 5 декабря 2011 года люди вышли на Болотную “ЗА” свою страну. А не “против”. Вот в этом “корпус Госдепа США” крупно просчитался.

комментариев 27

  1. bread:

    Я бы со многим, Сэр, согласился, но ты что, всерьёз что ли, считаешь этих людей врагами: Андрей Макаревич, Лия Ахеджакова, Валентин Гафт, Олег Басилашвили, Эльдар Рязанов, Юрий Шевчук, Михаил Жванецкий, Борис Акунин, Земфира, Сергей Пархоменко (рэпер «Серега»), Михаил Ефремов?

    Окстись, Сэр! Если так легко записывать во враги, друзей совсем не останется.

    Не надо упрощать сложное. Мне, если честно, похеру, кого хохлы в какой список вносят. Мне, конечно, не наплевать, что говорят Макаревич, Ахеджакова или Эльдар Рязанов. Но в одном я убеждён -- эти люди не враги России.

  2. “Наши люди”: ЕСД Холмогоров, конспиролог Хазин, шрек и выкрест Пригожин, клован Охлобыстин и перебежчик Депардье.

    С такими друзьями и врагов не надо...

  3. bread: ты что, всерьёз что ли, считаешь этих людей врагами: Андрей Макаревич, Лия Ахеджакова, Валентин Гафт, Олег Басилашвили, Эльдар Рязанов, Юрий Шевчук, Михаил Жванецкий, Борис Акунин, Земфира, Сергей Пархоменко (рэпер «Серега»), Михаил Ефремов?

    Если человек на войне занял сторону врага, который борется с твоей родиной и народом, кем мне его считать, как не врагом? Генерал Власов был врагом, или нет?

    bread: Если так легко записывать во враги, друзей совсем не останется.

    Лучше вообще без друзей, чем с предателями под видом друзей.

    bread: Не надо упрощать сложное.

    Нет, Брэд. Не надо усложнять простое! 🙂

    bread: Мне, конечно, не наплевать, что говорят Макаревич, Ахеджакова или Эльдар Рязанов. Но в одном я убеждён — эти люди не враги России.

    Звонко. Но… Бездоказательно! 🙂

  4. Эйдж! Не злоупотебляй, плиз. Твои права, конечно, особые, но не забывай, что правила все-таки есть. Объясни потом людям, почему я одни комменты удаляю за матерщину, а другие оставляю.

  5. Sir Michael: Объясни потом людям, почему я одни комменты удаляю за матерщину, а другие оставляю.

    Элементарно же! Они матом ругаются, а мы с коалой им разговариваем.

  6. bread:

    Sir Michael: bread: Мне, конечно, не наплевать, что говорят Макаревич, Ахеджакова или Эльдар Рязанов. Но в одном я убеждён — эти люди не враги России.

    Звонко. Но… Бездоказательно!

    Какие нужны доказательства, Сэр?! Этих людей будут помнить как много сделавших для России. Тебе это про Эльдара Рязанова надо доказывать? Или про Макаревича?

    И ещё, Сэр, нет пока никакой войны, даже Ослябя и Пересвет с Челубеем пока не сошлись. Пока идёт борьба за мозги, поэтому не надо брезгливо отталкивать людей, с людьми надо разговаривать. Ты перечислил людей из белого и черного хохляцких списков, тебя ничего в них не смущает, тебе не кажется, что Лепс и Пореченков похилее Земфиры и Жванецкого будут? Мораль: не надо играть по правилам, навязываемым хохлами. Пусть оне какие угодно списки составляют, а потом этими списками себе зад и подтирают, а мы просто должны быть одним народом, одной семьёй, где хоть часто и не соглашаются друг с другом, но дверь перед носом не захлопывают.

    Как-то вот так.

  7. Коалочку не замай, аспид! 🙂

  8. bread: Этих людей будут помнить как много сделавших для России.

    Ой ли? 🙂 А вот я в этом не уверен совершенно. Особенно, если учесть, что “для России” они не работали. Они работали для себя. В России. Это не “работать для России”.

    bread: Тебе это про Эльдара Рязанова надо доказывать? Или про Макаревича?

    Ты даже не представляешь, сколько для СССР сделал генерал Власов! Герой гражданской войны. Воевал с Врангелем. После гражданской преподавал тактику красным курсантам. Командиром дивизии стал еще в 30-е. Был направлен для особо секретной правительственной миссии в Китай в качестве военного атташе. Еще до войны был “дважды орденоносцем” (так тогда называли). С началом Великой Отечественной командовал армией. Под Киевом попал в окружение, сумел вывести немалую часть армии. Участвовал в битве за Москву на Волоколамском направлении, за что получил генерал-лейтенанта. “Суперзвезда”, вырадаясь современным языком.

    Но помнят почему-то не это, правда? 🙂

    bread: И ещё, Сэр, нет пока никакой войны

    Давно идет, причем в полный рост. Жаль, что ты ее еще не заметил.

    bread: Пока идёт борьба за мозги

    Она всегда идет. Начиная с Первородного Греха Адама и Евы.

    bread: поэтому не надо брезгливо отталкивать людей, с людьми надо разговаривать.

    А тех, с которыми НАДО РАЗГОВАРИВАТЬ”, я и не отталкиваю. Я отталкиваю тех, кто уже сделал свой окончательный выбор.

    bread: тебе не кажется, что Лепс и Пореченков похилее Земфиры и Жванецкого будут?

    Генерал Власов (см. выше) был тоже покруче многих военачальников-современников…

    К сожалению, и среди гестаповцев было немало талантливых людей. В этом мире вообще перебор высокообразованных и талантливых подлецов. Что ж поделать…

    “Был следователь тонкий меломан,
    По-своему он к душам подбирался.
    Он кости лишь по крайностям ломал,
    Обычно же допрашивал под Брамса”. ©

    bread: Мораль: не надо играть по правилам, навязываемым хохлами.

    “А вот пускай он за сам себя похлопочет, а я рассмотрю!” ©

    В смысле -- вот когда участники “белого” бандеровского списка с негодованием отрекутся от укронацизма и заявят о том, что воля народов Крыма и Донбасса выше пожеланий неонацистов -- что ж я, не отреагирую на такой жест? Да сразу же.

    bread: мы просто должны быть одним народом, одной семьёй, где хоть часто и не соглашаются друг с другом, но дверь перед носом не захлопывают.

    А это смотря перед кем. Есть две идеологии, которые выходят за рамки “всепрощения и толерантности”. Это коммунизм и нацизм. Если человек исповедует одну из этих идеологий, он настолько общественно опасен, что дверь перед его носом захлопнуть крайне необходимо. Это вопрос выживания человечества. Причем, желательно, чтобы это была железная дверь тюремной камеры.

  9. Валера, грохни ты эту капчу! 🙂

  10. bread: поэтому не надо брезгливо отталкивать людей, с людьми надо разговаривать.

    Вот да. Если человек перешёл на тёмную сторону, надо сначала попытаться вернуть его обратно, а уже только потом руки рубить.

    А ещё мы с коалой попытались донести простую мысль, что “враг моего врага -- мой друг” -- это логика того самого генерала В, который тут в каждом посте всплывает.

  11. Sir Michael:
    Валера, грохни ты эту капчу! :)

    Подкрутил уровень параноидальности, должно попустить.

  12. The age of love™: Если человек перешёл на тёмную сторону, надо сначала попытаться вернуть его обратно,

    Не всегда. Если человек на фронте перебежал к врагу и стал стрелять по своим, “возвращать его обратно” следует лишь для того, чтобы расстрелять.

    The age of love™: мы с коалой попытались донести простую мысль, что «враг моего врага — мой друг» — это логика того самого генерала В, который тут в каждом посте всплывает.

    Логика этого генерала стала доминирующей для некоторого количества граждан России. Именно поэтому и стоит постоянно напоминать о том, что войны ведутся не с лидерами, а с народом. И то, кто перешел в чужие окопы, надел чужую форму и стал стрелять в своих, может сколько угодно говорить о том, что на самом деле он воюет с лидером. Людей не обманешь -- все прекрасно понимают, что он воюет с народом. А этому уже пощения нет.

    The age of love™: Подкрутил уровень параноидальности,

    Вот бы и с людьми так можно было…

  13. bread:

    Sir Michael: Это вопрос выживания человечества. Причем, желательно, чтобы это была железная дверь тюремной камеры.

    Ты, Сэр, как всегда, увлёкся. Перед кем железную дверь тюремной камеры захлопывать собираешься? Перед Рязановым, Макаревичем, Гафтом, Басилашвили, Ахеджаковой? И кто там ещё по списку?

    Тебя хохлы разводят, а ты покупаешься. Эти списки -- на то и расчёт, чтобы нашлись желающие заорать : Ату их! Что, Сэр, надо бить своих, чтобы чужие боялись? Да в гробу я видел это. Людьми надо оставаться.

    А насчёт сравнения с Власовым -- даже распространяться не хочется. Конечно, всякое бывает. Возможно, жизнь повернётся так, что Лия Ахеджакова (или Михаил Жванецкий) возьмёт и организует РОА-2 и пойдёт воевать со своим народом. Что ж, придётся её (или Михаила Жванецкого) за действия эти повесить. Самому не смешно?

  14. bread: Ты, Сэр, как всегда, увлёкся.

    А что -- надо тоже покричать “Хероям слава”? Для равновесия? Не хочется как-то, прости.

    bread: Перед кем железную дверь тюремной камеры захлопывать собираешься? Перед Рязановым, Макаревичем, Гафтом, Басилашвили, Ахеджаковой? И кто там ещё по списку?

    Перед нацистами. И теми, кто нацистов поддерживает. Кто там нацистов поддерживает, оправдывает геноцид русских на Донбассе и отказывает в праве слова народам Крыма и Донбасса -- Рязанов, Макаревич, Гафт, Басилашвили, Ахеджакова? Значит, и перед ними -- тоже. Поддержка нацизма есть пособничество нацизму. Особенно, если учесть, что главной жертвой нацизма на этот раз избран именно мой народ.

    bread: Тебя хохлы разводят, а ты покупаешься.

    Я вот о тебе то же самое сказать могу. Дословно.

    bread: Что, Сэр, надо бить своих, чтобы чужие боялись?

    “Свои” украинскими флагами на концертах не размахивают. особенно во время геноцида. Под этим флагом тысячи людей убиты и замучены были. “Своим” российских флагов хватает.

    bread: Людьми надо оставаться.

    Конечно. Но чтобы оставаться человеком, надо очень четко определять, что есть Зло, а что есть Добро. Иначе вместо человека быстро превратишься в бандеровца и не заметишь, как начнешь кого-то жечь.

    bread: Возможно, жизнь повернётся так, что Лия Ахеджакова (или Михаил Жванецкий) возьмёт и организует РОА-2 и пойдёт воевать со своим народом.

    Они это уже сделали. Не заметил? Сейчас главная война -- информационная. И в этой, информационной войне, они уже -- да, организовали РОА-2 и вовсю воюют со своим народом.

    bread: Самому не смешно?

    Как-то не очень.

    И по поводу стишка. Автор пишет:
    “Ответь, известное лицо подмостков, сцен и трупп, за все людское говнецо, за каждый свежий труп! ”

    Лжет автор. Не за убийства бандеровцами людей предлагают ответить россиянам, поддержавшим нацистов. А лишь за свои собственные слова и действия. И ничуть не больше. Да и “ответить” не предлагают. Какие “ответы”, когда они все как были “заслуженные” и “народные”, так ими и остались? Как имели российские паспорта, так и сейчас имеют? Нет. речь о том, чтобы я имел право делать выводы о том, что вижу и что слышу.

    …Лия Ахеджакова начала свой “Путь к нацистам” с известной фразы “Украину я никогда не предам”. Она решила, что лучше предать Россию. ОК, это ее право. Я у нее это права предавать не отнимаю. Но и у меня не надо отнимать права делать свои выводы о предателях, хорошо? Или права пренадлежат только им?
    LIA

  15. bread:

    Sir Michael: Лия Ахеджакова начала свой «Путь к нацистам» с известной фразы «Украину я никогда не предам».

    Господи, Сэр, постыдись. Оставь в покое бедную, но мужественную женщину. Над ней измывались после октября 1993, продолжают это делать и сейчас. Кто-нибудь спокойно, без истерик разговаривал с ней или Рязановым, или Басилашвили о сути их позиции? Извини, я такого не видел. Я бы с хохляцкой кровавой бандеровщиной говорить не стал, а этих бы расспросил, против чего они? Я просто знаю, что это хорошие люди, что они точно достойны уважения. Я бы их выслушал.

    Теперь о войне и РОА-2. Пока войны, извини, Сэр, нет, и РОА-2 тоже пока нет. То, что ты называешь информационной войной -- не новость в этом подлунном мире. Это было всегда. Притихло только слегка на четверть века, но вот началось поновой. Но даже то, что идёт сейчас, Сэр, ты же это помнишь, ни в какое сравнение по накалу не идёт с временами холодной войны. Тогда ведь, ты и это, Сэр, должен помнить, много раз мир стоял на грани коллапса. Я допускаю, что нам еще предстоит столкнуться всерьёз, но пока -- в этом надо быть честным -- идут всего лишь мелкие провокации на границах. Значит ли это, что мы не должны всерьёз относится к расколу, в частности, в среде интеллигенции? Нет, относиться надо серьёзно, но в условиях неспокойного, но мира мы должны разговаривать, ибо только через диалог может быть найдено взаимопонимание. Во время войны не до того, тогда -- закон военного времени. Но сейчас -- тебе что, станет легче оттого, что ты заклеймишь национал-предателем Земфиру и Гафта? Наш проигрыш в предыдущей холодной войне был обусловлен не столько мощью внешних сил, сколько нашей внутренней слабостью. Мы заврались в своём двоемыслии, не верили в провозглашённые идеалы и цели, устали говорить о своём идейном превосходстве, хотя хотелось просто пожрать вкусных продуктов без очередей и блата, надеть модную одежду, не отчитываться в каждом своём неидейном чихе перед кем-то, кто хоть и спросит с тебя по полной, но на эту самую идею уже давно положил с прибором. Страна, как ты, Сэр, наверняка помнишь, рухнула под наше с тобой либо улюлюканье, либо устало-равнодушное молчание. В защиту высказался только Жириновский и кучка гэкачепистов с трясущимися руками. Понадобилось всего три месяца с небольшим, чтобы страна исчезла без единого практически выстрела, у многих, у меня во всяком случае точно, было даже чувство облегчения.

    И что теперь? Опять люди подвергаются остракизму за мысли, которые на совпадают с мнением официоза о том, как на самом деле думать полагается. И официоз, совсем как в советское время, стращает народ страшными цитатами изменников, не допуская и мысли вступить с негодяями с серьёзную прилюдную полемику. Не желаю принимать в сём участия, Сэр, т.к. вижу в этом путь вникуда.

  16. Sir Michael: Лжет автор. Не за убийства бандеровцами людей предлагают ответить россиянам, поддержавшим нацистов. А лишь за свои собственные слова и действия.

    Аффтар не лжот, а жжот. Аффтар сконструировал идеально обоюдоострый стишок, который каждая сторона принимает на свой счёт. Вот почему ты сразу решил, что это про “Макаревича”, а не про “Кобзона”? Мы никому пока въезд не запрещали, насколько помню.

    Нуивотещё: http://lleo.me/dnevnik/2015/08/11.html

  17. bread: Оставь в покое бедную, но мужественную женщину.

    В чем ее “мужество” состоит, позвольте спросить? В поддержке нацизма? Сейчас, когда наши власти все еще заигрывают с Киевом, и режим на Украине еще не признан “нацистским” официально, она ровным счетом ничем не рискует.

    bread: Над ней измывались после октября 1993, продолжают это делать и сейчас.

    После октября 93-го над ней не измывались, ее боготворили. Очевидно, именно тогда она и подхватила вирус “политических заявлений”. А то, что перед такими заявлениями следует думать, причем, желательно думать хорошо, она не усвоила.

    bread: Кто-нибудь спокойно, без истерик разговаривал с ней или Рязановым, или Басилашвили о сути их позиции? Извини, я такого не видел.

    Брэд, дружище, я с удовольствием вникну в тяжелую судьбу преступника, ознакомлюсь с тем, “как он дошел до жизни такой”, но только после того, как он сядет. Вот когда преступник в тюрьме, я готов ему сочувствовать и копать гносеологические корни его падения. А на войне, если ты увидел в бинокль, что твой товарищ в окопах врага сидит и тушенку жрет в чужой форме, надо не выяснять его биографию, а искать снайперскую винтовку.

    bread: Я бы с хохляцкой кровавой бандеровщиной говорить не стал, а этих бы расспросил, против чего они?

    Так они достаточно понятно сами все говорят. Вот лично у меня вопросов не возникает.

    bread: Я просто знаю, что это хорошие люди, что они точно достойны уважения. Я бы их выслушал.

    А каким милягой был старина Мюллер в исполнении Л.Броневого, а? Каким милягой! 🙂

    “Все боятся получить взбучку от старика Мюллера! А я хоть раз в жизни кому-нибудь давал взбучку, а? Я старый добрый человек, про которого распускают слухи. Ваш красавец шеф злей меня в тысячу раз. Просто он научился в своих университетах улыбаться и говорить по-французски. А я до сих пор не знаю, как надо есть яблоко — резать его, или есть так, как принято у меня дома: целиком. С косточкой…” ©

    bread: Пока войны, извини, Сэр, нет, и РОА-2 тоже пока нет.

    Есть. И то, и другое. И количество жертв перевалило за десятки, а, может и сотни тысяч. А количество беженцев -- за миллионы. И я сильно удивлен тем, как это можно не разглядеть войну.

    bread: то, что идёт сейчас, Сэр, ты же это помнишь, ни в какое сравнение по накалу не идёт с временами холодной войны.

    Действительно. Сейчас все намного страшнее. Тогдашняя информационная война носила характер мирной пикировки. А сейчас страны и народы жрут пачками.

    bread: Значит ли это, что мы не должны всерьёз относится к расколу, в частности, в среде интеллигенции?

    А я не считаю, что в среде интеллигенции есть раскол. русский интеллигент не способен предать Родину. Он, как Пьер Безухов, протирает пенсне и на собственной карете едет на фронт, чтобы помогать солдатам. А не клянет страну за то, что она счопротивляется уничтожению. Нет раскола в интеллигенции. ПРосто от реальной интеллигенции откалываются мимикрирующие под нее.

    bread: в условиях неспокойного, но мира мы должны разговаривать, ибо только через диалог может быть найдено взаимопонимание.

    Воля Ваше, сэр -- разговаривайте. Я же готов разговаривать до изветного предела. И с тем, кто ищет, думает, выбирает, определяется. А какой смысл разговаривать с тем, кто уже определился, надел вражескую форму, поднял над собой вражеский флаг и покричал вражеский лозунг? А то и вражеский паспорт уже получил… С ним уже разговаривать поздно.

    bread: Но сейчас — тебе что, станет легче оттого, что ты заклеймишь национал-предателем Земфиру и Гафта?

    Во-первых, это не я их клеймил, а они сами себя заклеймили своими словами и действиями. А во-вторых -- да, легче. И они, и все остальные должны знать, что и у свободы есть грань, за которой -- преступление. И грань эту переступать не дозволено никому. Бога ради, целуйте Украину, пока она бомбит детей Донбасса! Но не ждите, что мне это понравится и что я это буду готов молча терпеть.

    bread: Наш проигрыш в предыдущей холодной войне был обусловлен не столько мощью внешних сил, сколько нашей внутренней слабостью.

    А я не считаю, что мы проиграли холодную войну. Мы в ней победили, освободившись от ярма большевизма. Мы вышли га путь свободного развития. Разве это поражение? Это победа. Большевики -- да, проиграли. А Россия победила.

    bread: Мы заврались в своём двоемыслии, не верили в провозглашённые идеалы и цели, устали говорить о своём идейном превосходстве, хотя хотелось просто пожрать вкусных продуктов без очередей и блата, надеть модную одежду

    Не так. То, что ты описал, называется “поменяли Бога на колбасу”. А проблема в том, что Бога-то никакого и не было. Вернее, был, но придуманный, фальшивый. Нерабочая версия.

    “Страна, как ты, Сэр, наверняка помнишь, рухнула под наше с тобой либо улюлюканье, либо устало-равнодушное молчание.”

    Я -- радовался.

    bread: И что теперь? Опять люди подвергаются остракизму за мысли, которые на совпадают с мнением официоза о том, как на самом деле думать полагается.

    А при чем здесь “официоз”? Я тебе что -- “официоз”? В любое время в любой стране осудили бы человека, который во время войны размахивает знаменем врага. Как это сделала Земфира. Это как раз и есть те “общечеловеческие ценности”, к которым стремился Горбачев. В этом нет идеологии, в этом -- обычные принципы человеческого общежития. У людей не принято кушать и гадить в одном месте. Ну, вот не принято как-то. И врать не принято. А они -- врут. Бессовестно. И мне это очень не нравится.

    Разве не врет гафт, когда пишет “Таких подонков не было во власти, Так на Земле ещё никто не лгал. Он возбуждает низменные страсти, Чтоб русский украинца убивал”.

    Воистину -- “Так на земле еще никто не лгал”. Еще немного, и дядя Валя напишет стишок, как проклятые колорады сами себя сожгли в Одессе, чтобы опорочить светлое имя борца за свободу Украины от москальского ига.

    Брэд, даже не уговаривай. Эти персоны мне настолько противны, настолько омерзительны, что я вообще не понимаю, как их еще можно оправдывать.

  18. The age of love™: Вот почему ты сразу решил, что это про «Макаревича», а не про «Кобзона»?

    А потому, что Кобзон убийц не поддерживал. И перед убийцами не пел. Давидыч -- человек мудрый. И правильный.

    The age of love™: Мы никому пока въезд не запрещали, насколько помню.

    А пора бы. И давно.

  19. The age of love™: Нуивотещё

    “Две половинки от советской жопы” -- это гениально! 🙂

  20. Но неправильно.
    Мы с ними разные сейчас. Мы худо-бедно гребем к демократии и реальному суверенитету, а у них же нацизм самого низкого, бандеровского пошиба. Это даже не Средневековье, это каменный век.

  21. Грести-то гребём, только отгребли пока недалеко. Вот повоюем ещё с ними их методами, позапрещаем въезд, пообзываем чужих президентов, а там глядь -- уже водим хоровод на красной площади с криками “Хохлянку на лубянку!” и “Кто не пляшет -- тот хохол!”.

  22. The age of love™: Грести-то гребём, только отгребли пока недалеко.

    Хреново гребли патамушта.

    The age of love™: Вот повоюем ещё с ними их методами, позапрещаем въезд, пообзываем чужих президентов, а там глядь — уже водим хоровод на красной площади с криками «Хохлянку на лубянку!» и «Кто не пляшет — тот хохол!».

    Для этого нужно, чтобы к власти пришли нацисты. У нас этого пока ну ваще никак не предвидится. Даже в самой бредовой фантастике. Просто -- никак. Предпосылок нет. А без предпосылок и прыщ не вскочит.

  23. А бороться с ними следует именно их методами. иных они просто не поймут. И въезд запрещать, и границы закрывать, и товары на рынок не допускать, и санкции, и блокады, и пропагнда, и непризнание Порошенко “президентом” и прочую власть -- легитимной, и официальным объявлением Украины “террористическим нацистским государством”, и еще мер двести из этого же спектра. Включая начало полномасштабного наступления на Донбассе. Иначе мы будем утирать плевки бесконечно. Бесконечно, повторяю. Лучше этому положить конец. Мне кажется.

  24. bread:

    Sir Michael: Брэд, даже не уговаривай. Эти персоны мне настолько противны, настолько омерзительны, что я вообще не понимаю, как их еще можно оправдывать.

    Ладно, Бог с тобой, Сэр, думай как хочешь.

  25. А я и думаю, как хочу. Предателей с детства не терплю. И не считаю необходимым тратить время на то, чтобы находить предательству достойные оправдания.



Оставить комментарий


Вставить картинку: uploads.ru savepic.su radikal.ru

Proudly powered by WordPress.
Перейти к верхней панели