sir_michael`s_traffic


Мы должны делать добро из зла, потому что его больше не из чего делать

IMG_0008
Расстрел исламскими фундаменталистами журналистов французского издания «Charlie Hebdo» продолжает шокировать. Еще не прошло оцепенение от самого факта убийства журналистов и полицейских в Париже, как в Европе разразился скандал в прессе, обе стороны которого стали обвинять друг друга в «кощунстве»: с одной стороны, «кощуниками» называют тех, кто покусился на самое святое для западной цивилизации: свободу слова, печати, свободу открыто высказывать свои мысли, и самое главное — на человеческую жизнь. А с другой стороны, в «кощунстве» стали называть желающих на волне «посттравматического синдрома» после теракта разогреть ксенофобские и антиисламские настроения по всей Европе. Полиция сбивается с ног: она вынуждена выставлять охрану и около общественных и детских учреждений, защищая граждан от возможных нападений исламских радикалов, и защищать самих мусульман от разгневанных европейцев. Призывы к толерантности насмерть схлестнулись с европейским вариантом русского «Доколе?!», и этот конфликт, похоже, сумеет охладить только время.

Однако то, что произошло сегодня около французского посольства в Москве, заставило забыть о европейских баталиях. А произошло буквально следующее:

IMG_0006

Около 13 часов, протиснувшись через людей, пришедших, чтобы выразить свои соболезнования французам, к посольству подошла группа так называемых «православных активистов» из группировки «Божья Воля» во главе с известным в столице нарушителем общественного спокойствия гражданином Энтео. «Активисты» развернули плакаты, из которых следовало, что они полностью поддерживают убийц, полагают их «жертвами», а их действия -«вынужденными», теракт считают «СПРАВЕДЛИВЫМ наказанием», а всю вину за случившееся активисты возлагают на французское руководство, которое, на их взгляд, «оскорбило чувства верующих». Пикет «активистов», по свидетельству очевидцев, продолжался недолго, ребята пофотографировались на фоне своих плакатов (как видно, для отчета), и удалились. Текст плаката на английском языке, в частности, гласил: «Кощуники из Франции ужасно издевались над Иисусом и получили справедливое наказание». Сам Энтео в своем твиттере позже опубликовал несколько гневных сообщений, в которых только подтвердил свою позицию.

 IMG_0005
Итак, в сухом остатке мы имеем открытую поддержку теракта, который завершился человеческими жертвами. Если я правильно понимаю наше законодательство, то в России подобные действия считаются весьма серьезным уголовным преступлением. За нечто подобное были объявлены в розыск по открытым СКР уголовным делам некоторые представители украинской власти, которые тепло отозвались о вылазке террористов в Грозном. В данном случае, на мой неискушенный взгляд, мы имеем не менее серьезное преступление. И если его сравнивать с сорокасекундной скомканной пляской «Пусси Райот» в Храме Христа Спасителя, за которую девчонки получили по два года вполне конкретных лагерей, то господина Энтео сотоварищи должны упечь всерьез и надолго. Поскольку все «отягчающие обстоятельства» — налицо: и «группа лиц», и «подготовка своих действий» (плакаты они явно не у посольства рисовали), и «предварительный сговор». Ибо явились на место своего пикета «активисты» тоже вполне организованно.

IMG_0007

Вот такую мы, граждане, имеем на сегодняшний день картину: страшный теракт в Париже, — с человеческими жертвами, с колоссальным общественным резонансом, — и полное его оправдание в Москве группой лиц, именующих себя «православными активистами». Группой организованной, устойчивой, с известным всем руководителем, который уже зарекомендовал себя нападениями на граждан, и с вполне угадываемыми перспективами. У всех радикалов, — а в особенности религиозных, — перспективы всегда одинаковы. И «правонарушения» — лишь самые мягкие из них. И можно было бы отделаться традиционным русским «Заставь дурака Богу молиться — он лоб расшибет», если бы этот случай уже не получил своего, совершенно невыгодного для нашей страны, освещения в Европе. С одной стороны, господин Лавров сотоварищи ночами не спят, пошатнувшиеся отношения с Европой латают, а с другой — выходит этакая группа открытых религиозных экстремистов, и труд коллектива дипломатов — «псу под смарку». Нехорошо, граждане. Неправильно.

…Я надеюсь, что на сегодняшнюю выходку религиозных экстремистов последует незамедлительная реакция не только правоохранителей, но и самой Православной Церкви. Я думаю, что церковному начальству как-то не с руки считаться в общественном сознании людьми, которые покровительствуют сторонникам убийц и терористов. Это было совсем не по-христиански. А общество… А общество, на мой взгляд, должно еще раз вернуться к необдуманно принятому Госдумой «Закону о защите чувств верующих». Закону, который способен разрушить больше, чем защитить. Что мы, собственно, уже и наблюдаем по вылазкам «православного Талибана» во главе с «активистом Энтео». Я не большой специалист в церковных делах, но мне кажется, что некоторые граждане в истории нашей страны Анафему и за меньшее получали. Короче, есть очень серьезный повод подумать каждому о том, куда мы движемся и кто с нами рядом в трамвае едет. С православным крестом на шее, да.

А в завершение — некоторые сегодняшние твиты «православного активиста Энтео». Который, похоже, страшно горд тем, что о нем вновь заговорили. Вот только чем для него эта «известность» закончится — пока неизвестно. Для всех же нас она уже закончилась позором: французские СМИ не замедлили сообщить о том, что «в России поддержали парижский теракт». С чем всех нас (а «православных активистов» — в особенности), и поздравляю. «Иисус акбар», братие и сестры.

И ведь как к Рождеству подгадал, мерзавец…

IMG_0009
.
И совсем уже в завершение… Хотелось бы знать ваше мнение о том, чем все-таки, на ваш взгляд, закончится сегодняшний инцидент у посольства Франции в Российской Федерации, в ходе которого некоторые наши соотечественники выразили поддержку массовому убийству людей в Париже:
.

комментариев 29

  1. bread:

    Сэр, а мне, вообще-то, товарищи, публиковавшие карикатуры на исламского пророка, противны не менее, чем их убийцы. Чума на оба их дома, как говорится.

    Ничего не хочу говорить о дикарях, вооружённых Кораном и автоматом Калашникова, но пару слов об убиенных сказал бы. О чём они думали, перепечатывая карикатуры? Во всём этом есть какая-то катастрофическая запредельность, когда ради красного словца не пожалеют и отца. У меня внутри всё кипит от возмущения, когда свободу слова подменяют блядской трепотнёй, но называют это тоже свободой слова. Свобода слова была у Джордано Бруно, Галилея и Солженицына, они пострадали именно за свободу Слова. Убиенные господа из Парижа пострадали так же, пострадал бы любой инфантильный идиот, непонятно зачем задирающий пьяную шпану. Они почему-то думали, что то, что они делали — журналистика, а поэтому хамить можно безнаказанно. Они вели себя безответственно, спровоцировали других идиотов на известные поступки, а расхлёбывать теперь будет всё общество. Тем более, это Франция с огромной мусульманской диаспорой, которая живёт в основной своей массе не так просто, но при этом, уверен, большая часть этой массы людей никакого отношения к радикализму не имеет. Зато теперь ведь как говорят на совершенно официальном уровне: война дикости с цивилизацией. А на мой взгляд, публикация провокационного дерьма — дикость не меньшая, чем убийство это дерьмо опубликовавших.

    Насчёт наших православных вахабитов я даже говорить ничего не хочу. Тут всё очевидно.

  2. Вот услужливый дурак всё-таки хуже врага. Хулиганов-художников эти террористы превратили в героев и мучеников, утверждение, что «ислам — мирная религия» в очередной раз опровергли, обидные картинки из дешёвого местечкового журнальчика увидел весь мир, а следующий номер этого журнальчика выйдет тиражом в миллион экземпляров против обычных 30К и картинки там будут ещё обиднее. Отлично защитили свою веру, чо.

  3. Классно написано, Сэр.

    В сети все больше шумят о странностях и нестыковках этого теракта.
    Посмотрим, что всплывет, уж больно часто ныне
    мнением масс рулят чужой кровью.

  4. Возможно, это уже все видели.
    Или не все.

  5. bread: товарищи, публиковавшие карикатуры на исламского пророка, противны не менее, чем их убийцы. Чума на оба их дома, как говорится.

    «Все есть яд, и все есть лекарство, дело лишь в дозе». Нарисовать картинку и убить человека — не одно и то же.

    bread: Во всём этом есть какая-то катастрофическая запредельность, когда ради красного словца не пожалеют и отца.

    Так это и есть — «общение в информационном поле». Оно либо такое, либо никакого вообще. Есть вполне цивилизованные механизмы регулирования подобных перекосов. Да-да, я все про суд…

    bread: У меня внутри всё кипит от возмущения, когда свободу слова подменяют блядской трепотнёй, но называют это тоже свободой слова.

    Это на твой взгляд — «блядская трепотня», а для кого-то это, может быть, единственный смысл жизни. Несогласен с перекосами в информационном поле — борись с ними в информационном же поле! А не автоматом Калашникова. По-моему, так.

    bread: Свобода слова была у Джордано Бруно, Галилея и Солженицына, они пострадали именно за свободу Слова.

    Пардон. Они пострадали как раз от ее отсутствия.

    bread: Убиенные господа из Парижа пострадали так же, пострадал бы любой инфантильный идиот, непонятно зачем задирающий пьяную шпану. Они почему-то думали, что то, что они делали — журналистика, а поэтому хамить можно безнаказанно.

    У каждого общества свои рамки понятия «хамство», и уверяю тебя — во Франции они несколько иные, чем у нас. А вот понятие «пьяной шпаны» одинаково везде. И когда «пьяная шпана» диктует условия всем остальным исключительно на том, что она — «пьяная шпана», и плюет на принятые в обществе нормы, то автомат хочется применить уже против них.

    bread: Они вели себя безответственно, спровоцировали других идиотов на известные поступки, а расхлёбывать теперь будет всё общество.

    Извините! Они — граждане Франции, и вели себя в соответствии с теми представлениями о том, что во Франции можно, а что — нельзя, в которых выросли и воспитывались. «В каждой избушке свои погремушки». А убившие их ребята — тоже граждане Франции, которые считают, что Франция должна жить по нормам Шариата, в которых росли и воспитывались они. И конфликт именно в этом — какая сегодня страна Франция, и кто из этих сторон ее, Францию, представляет. Кстати, ответа на этот вопрос у меня уже нет. Не исключено, что сегодня Франция — действительно исламская страна, и законы Шариата там главнее принципов Великой Французской революции. Совершенно не исключено.

    bread: при этом, уверен, большая часть этой массы людей никакого отношения к радикализму не имеет.

    Гражданская война покажет, на чьей стороне сила…

    bread: теперь ведь как говорят на совершенно официальном уровне: война дикости с цивилизацией. А на мой взгляд, публикация провокационного дерьма — дикость не меньшая, чем убийство это дерьмо опубликовавших.

    Вот. Следовательно, это «война двух цивилизаций». Отсюда вопрос: могут ли две различные, более того — ВЗАИМОИСКЛЮЧАЮЩИЕ цивилизации, существовать в одних государственных границах? Круг замкнулся.

    bread: Насчёт наших православных вахабитов я даже говорить ничего не хочу. Тут всё очевидно.

    Было бы очевидно, они бы сейчас перед судом за пропаганду терроризма отвечали. А раз этого нет, значит, не так уж и очевидно.

  6. The age of love™: следующий номер этого журнальчика выйдет тиражом в миллион экземпляров против обычных 30К и картинки там будут ещё обиднее.

    Значит, будет новая кровь… Иного варианта я не вижу.

  7. Александр Агуреев: В сети все больше шумят о странностях и нестыковках этого теракта.

    Даже участвовать в этой глупости не буду.

    Александр Агуреев: Возможно, это уже все видели.
    Или не все.

    Ну вот я не видел как раз. Просто потому, что я такие вещи вообще не смотрю. Ибо знаю, что нет такой невероятной, абсурдной, фантастической версии, которую нельзя было бы доказать безусловно и с фактами в руках. Вопрос другой: А ЗАЧЕМ? В чем смысл таких доказательств? Что это изменит?

  8. bread:

    Sir Michael: bread: Они вели себя безответственно, спровоцировали других идиотов на известные поступки, а расхлёбывать теперь будет всё общество.

    Извините! Они — граждане Франции, и вели себя в соответствии с теми представлениями о том, что во Франции можно, а что — нельзя, в которых выросли и воспитывались. «В каждой избушке свои погремушки». А убившие их ребята — тоже граждане Франции, которые считают, что Франция должна жить по нормам Шариат…

    Вот именно в этом и проблема. В гитлеровской Германии тоже многое было, что называется, generally accepted, беда в том, что это было ужасно, хотя и законно. Я с годами проникся мыслью о том, что свобода — это ОСОЗНАННАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ. Это совершенно распространяется и на свободу слова. В чём была осознанная необходимость опубликовать карикатуры, которые, как это было понятно ещё до публикации, будут восприняты как оскорбление огромным количеством людей? Есть ряд табу, выработанных жизнью: в доме повешенного не говорят о верёвке, о мёртвых не говорят плохое, не принято оскорблять религиозные и национальные чувства. Эти табу часто не прописаны в законах или прописаны неуклюже, но это, что называется, просто житейская мудрость, толку от нарушения этих табу всегда немного, а негативных последствий — до хрена и больше.

    Я не помню, где это прочёл, но был такой в царской России случай. После еврейского погрома, во время которого разгромили синагогу, один из заметных православных священников громогласно осудил содеянное, сказав, что погромщики совершили погром в доме Бога. Вот это образец поведения цивилизованного и совестливого человека, кстати, это и пример того, как должны взаимодействовать цивилизации.

    Вот скажи мне, разве публикация карикатур на пророка есть что-то необычное в современной журналистике? Помимо этих карикатур современные СМИ, мотивируя это свободой слова, публикуют всё, что угодно, от глупости до мерзости. Не спорю, журналистика должна обнажать общественные язвы, которые не всегда приятно наблюдать, но в чём была социальная польза от публикации карикатур, уже вызвавших скандал? Вот вряд ли ведь ошибусь, если скажу, что единственная польза была — для издателей, в увеличении доходов от подскочившего тиража. Они бы и фото постельных сцен Н. Саркози с К. Бруни опубликовали, будь они у них, и тоже мотивировали бы это свободой слова, тем, что общество должно знать всё о публичных персонах. На мой взгляд, свобода (в данном случае — слова) у бессовестных людей превращается в нечто омерзительное. И что не менее важно, такого рода способы использования свободы формируют у общества совершенно размытые представления о добре и зле, хорошем и плохом, красивом и отвратительном, т.е. совершенно искажают эстетические и этические нормы.

    Вот посмотри, в Одессе сожгли людей, и это мало кого задело во Франции. Франция вовсю поучаствовала в уничтожении Ливии и дестабилизации Египта и Сирии при в целом пассивно-лояльном отношении к этому французов, но когда возникшее вследствие этих действий ИГИЛ начинает резать и расстреливать самих французов общество вдруг заныло. Да и опять же, что называть там обществом? Ты прав, там ведь люди диаметрально противоположных взглядов, которые хотят эти свои взгляды «свободно выражать», а государство берёт на себя роль эту свободу защищать. Не абсурд ли это? Какой смысл защищать то, что в итоге приведёт к резне и распаду общества?

    Резюме у меня такое. Безответственные люди не должны формировать общественное мнение. Экстремистов надо сажать в тюрьмы а провокационные газеты — закрывать. Никто кроме государства этого сделать не сможет, но государство не в вакууме существует, оно опирается на общественный договор, который должен быть сформирован людьми с адекватными представлениями о добре и зле, а не придурками, которые готовы идти на баррикады за любую глупость, которую они называют «свободой», например, свободой пердеть прилюдно.

  9. bread:

    Александр Агуреев: Возможно, это уже все видели.
    Или не все.

    Вот, кстати, хороший пример размытости этических представлений. Товарищ обнаружил, что ролик был разрезан и неправильно склеен при монтаже. Безумно радуется тому, что это обнаружил, ему даже в голову не приходит, что на ролике зафиксирован процесс убийства. Но для него не это главное.

  10. Sir Michael: Значит, будет новая кровь… Иного варианта я не вижу.

    Значит в следующий раз тираж будет миллиардным. Эффект Стрейзанд неумолимей закона всемирного тяготения.

  11. Я долго вспоминал этого чувака и ещё дольше искал русский перевод, но всё-таки нашёл:

  12. bread:

    The age of love™: The age of love™ :
    10 января, 2015 в 22:09  [Цитировать]
    Я долго вспоминал этого чувака и ещё дольше искал русский перевод, но всё-таки нашёл:

    Вот, кстати, ещё один пример отсутствия ясного представления о добре и зле. Разве вопрос в том, свята ли конкретная пачка бумаги, если на ней написано «Коран» или «Библия»? Вопрос в том, что символ чего-то, что для кого-то свято, попирается демонстративно с единственной целью — оскорбить.

    И песенка эта в стиле mother-fucker совсем неуместна в таком огромном зале с тысячами людей, это тот самый случай, когда количество переходит в качество. Такого рода песни уместны в компании приятелей, исполняемые в такой аудитории, он вполне приемлемы. Я бы, например, постыдился исполнить что-либо подобное при своей матери, хотя и допускаю, что существуют матери, которые от души посмеются над этой песенкой. Но моей матери она была бы неприятна, я это знаю точно. М-р Минчин был уверен, что все в зале на одной с ним волне? Вообще-то, общепринятые (я надеюсь, что пока еще общепринятые) нормы приличия не позволяют озвучивать столь громко такого рода тексты перед столь большой незнакомой аудиторией… Я не ханжа. Я просто считаю, что все эти визги по поводу того, что можно делать всё, что угодно, т.к. не запрещено, просто нелепы.

    Помнится, лет 50 назад Битлз провалил свои гастроли по США только благодаря высказыванию о том, что они на тот момент были популярнее Иисуса Христа. И утверждение было спорным, и реакция общества была, наверное, чрезмерной… Но, в целом, в той ситуации было что-то здоровое. Общество тогда отреагировало в соответствии с ясным представлением о том, что допустимо, а что — нет. Случись это сейчас, в лучшем случае общество выразит недоумение или растеряется, не зная, как реагировать, а скорее — и это хуже — не отреагирует никак. И это ведь касается не только арт-провокаций. Убийство тысяч и тысяч афганцев, ливийцев, иракцев, украинцев и т.д. не вызывает больших эмоций. А вот сожжение Корана — в топе новостей или фото голой жопы очередной старлетки, или публикация глупых карикатур. На мой взгляд, есть неуловимая, но очевидная связь между тем, что наложить прилюдно в музее кучу дерьма считается вполне допустимым перформансом/инсталляцией, а разговор о нормах приличия, добре и зле — чем-то пуританским, ретроградским и анти-либеральным. Мне нравится одно определение разума как наиболее трудноопределимого но при этом наиболее очевидного свойства человека. Есть вещи, которые бывает трудно определить, но они очевидны. На мой взгляд, парень за фортепиано порол чушь и, может быть, невольно, но выступал на стороне лукавого, вводя во искушение зал.

  13. bread: И песенка эта в стиле mother-fucker совсем неуместна в таком огромном зале с тысячами людей

    Контрольный вопрос: о чём эта песня?

  14. Чуть не забыл

    bread: Вообще-то, общепринятые (я надеюсь, что пока еще общепринятые) нормы приличия не позволяют озвучивать столь громко такого рода тексты перед столь большой незнакомой аудиторией…

    Он поёт не на городской площади, где его может услышать кто угодно, а в зале с ограниченным доступом, перед людьми, каждый из которых явно и недвусмысленно выразил желание и согласие его услышать. Нормы приличия здесь неприменимы, независимо от количества.

  15. bread:

    The age of love™: Нормы приличия здесь неприменимы, независимо от количества.

    А я вот именно об этой проблеме и писал. У дикарей автоматами Калашникова мир может быть только чёрным и белым, а у этого певца — другая крайность — всё серое.

    А нормы приличия, кстати, на то и нормы приличия, что они приемлемы где угодно. Но доказывать это, видимо, бесполезно.

  16. bread: А нормы приличия, кстати, на то и нормы приличия, что они приемлемы где угодно.

    Хотел написать длинную простыню с примерами про нудистский пляж и супружескую постель, приём у английской королевы и шашлыки на даче, «Лебединое озеро» и концерт группы «Ленинград», но тут вспомнил, что всё уже украдено до нас: http://knjazna.livejournal.com/452753.html и дальше по тегу.

  17. bread:

    The age of love™: Хотел написать длинную простыню с примерами про нудистский пляж и супружескую постель, приём у английской королевы и шашлыки на даче, «Лебединое озеро» и концерт группы «Ленинград», но тут вспомнил, что всё уже украдено до нас: http://knjazna.livejournal.com/452753.html и дальше по тегу.

    Послушайте, ну чего тень на плетень наводить? Я же не о какой-то экзотике говорю, я говорю о небольшом наборе универсальных норм. Беда именно в том, что необходимость существования даже этого небольшого числа норм/табу оспаривается.

  18. bread: Я же не о какой-то экзотике говорю, я говорю о небольшом наборе универсальных норм.

    И даже такая универсальная норма, как «не убий» имеет свои ограничения и свою область применения. Террористы, расстрелявшие редакцию — преступники, полицейские, уничтожившие террористов — герои.

  19. Да чепуха это, пустая игра слов, я про «ОСОЗНАННУЮ НЕОБХОДИМОСТЬ» сейчас. Свобода — это просто свобода, блин, и все, и ничего кроме. А «осознанную необходимость» имеет и приговоренный к пожизненному сроку маньяк. Который осознал справедливость приговора и необходимость топать в тюрягу. Он осознал эту необходимость до печенок, но это совершенно не поможет ему быть сободным в своей тюрьме. Хотя осознанная необходимость налицо. Маркс или лопухнулся, или прикололся в стиле Льюиса Кэрролла, так зачем повторять очаидную глупость? Свобода — это просто свобода, и все, и ничего кроме! А от марксовой свободы скоро уже хоронить некуда будет… Досрочно освобожденных.

  20. Об остальном думаю. Столько полутонов. Любой ответ оказывается отчасти неправильным.

  21. bread:

    Sir Michael: Маркс или лопухнулся,

    Вообще-то, насколько я помню, это Кант.

  22. bread:

    The age of love™: И даже такая универсальная норма, как «не убий» имеет свои ограничения и свою область применения. Террористы, расстрелявшие редакцию — преступники, полицейские, уничтожившие террористов — герои.

    Я бы согласился, если бы не одно «но». Действительно, указать, где граница между добром и злом вряд ли возможно, но в большинстве случаев мы имеем дело с отнюдь не пограничными ситуациями. Тяжело понять, когда заканчивается день, и начинается ночь. Тем не менее, день есть день, а ночь есть ночь.

    Вот Сэр, например, выбрал себе в блог весьма показательный эпиграф их «Всей королевской рати». Что ж, это тоже точка зрения. Наверное, небезосновательная…

  23. bread: Вообще-то, насколько я помню, это Кант.

    «Свобода есть осознанная необходимость».

    — По разным данным, авторство принадлежит Спинозе, Аристотелю, Гегелю, Марксу, Энгельсу.»

    Кроме того я могу дать 100% того, что эта фраза есть у Ленина. Короче, у ребенка куча отцов. Кроме Канта! 🙂

  24. bread: Действительно, указать, где граница между добром и злом вряд ли возможно

    Абсолютно невозможно. Знание этой исины лишило бы Жизнь смысла. В том и есть смысл жизни, чтобы перед каждым своим шагом размышлять о выборе между Добром и Злом и склоняться к выбору Добра. А если бы мы заранее наверняка все знали — зачем жить? 🙂

    bread: Сэр, например, выбрал себе в блог весьма показательный эпиграф их «Всей королевской рати».

    Я его сначала у Стругацких увидел. А только потом узнал, откуда он! 🙂

  25. bread: Действительно, указать, где граница между добром и злом вряд ли возможно, но в большинстве случаев мы имеем дело с отнюдь не пограничными ситуациями. Тяжело понять, когда заканчивается день, и начинается ночь. Тем не менее, день есть день, а ночь есть ночь.

    И вот тут я не могу не напомнить, куда ведёт дорога, вымощенная благими намерениями и сколько вреда причиняется под лозунгом «я же тебе добра желаю».

  26. bread:

    Sir Michael: Кроме того я могу дать 100% того, что эта фраза есть у Ленина. Короче, у ребенка куча отцов. Кроме Канта!

    Да я с самого начала не настаивал на Канте, просто у меня чувство, что это Кант, видимо, память подвела. Наверное, это всё-таки Гегель 🙂

  27. bread:

    The age of love™: И вот тут я не могу не напомнить, куда ведёт дорога, вымощенная благими намерениями и сколько вреда причиняется под лозунгом «я же тебе добра желаю».

    Я, кстати, помнил про эту пословицу, когда писал. Тем не менее, поскольку остаюсь непонятым, повторяю ещё раз прямым текстом: Нельзя жить, оставаясь ЧЕЛОВЕКОМ, не имея твёрдых представлений о добре и зле. У этих категорий могут быть некоторые вариации и между ними четкой границы нет, но добро — существует, и зло — существует. Они существуют хотя бы в силу диалектической связи друг с другом. Люди, не желающие отличать в своей жизни одно от другого — моральные уроды. Кстати, удивительно, что несмотря на разность культур и эпох, мыслители обычно в целом сходились в своих представлениях о добре и зле. Ганди, Сергий Радонежский и Дж. Вашингтон жили в сходных этических представлениях. Как вы думаете, почему?

  28. bread: Тем не менее, поскольку остаюсь непонятым

    Я отлично понял с первого раза, но свою ответную мысль никак не могу понятно сформулировать.

    bread: Нельзя жить, оставаясь ЧЕЛОВЕКОМ, не имея твёрдых представлений о добре и зле.

    Ну вот у обсуждаемых граждан с калашами представления о добре и зле были твёрже некуда, а рефлексии ноль. Результат говорит сам за себя.
    Там чуть выше Майкл очень правильно сказал:

    Sir Michael: В том и есть смысл жизни, чтобы перед каждым своим шагом размышлять о выборе между Добром и Злом и склоняться к выбору Добра.

    Размышлять, сомневаться, проверять и перепроверять, регулярно останавливаться и задавать себе вопрос «А не дурак ли я?».
    Короче, думать надо, а не моральной линейкой во все стороны размахивать.

  29. bread:

    The age of love™: Короче, думать надо, а не моральной линейкой во все стороны размахивать.

    А я разве не о том же написал:

    The age of love™: Кстати, удивительно, что несмотря на разность культур и эпох, мыслители обычно в целом сходились в своих представлениях о добре и зле. Ганди, Сергий Радонежский и Дж. Вашингтон жили в сходных этических представлениях. Как вы думаете, почему?

    Только одно «но». Я бы не относил убитых карикатуристов к сомневающимся и ищущим. У них не было ни того, ни другого. Твёрдый выбор ими был сделан давным-давно. Это же, кстати, во многом относится и к убийцам, я не уверен разве что в твёрдости их выбора, потому что люди они были необразованные, следовательно, подверженные влиянию.



Оставить комментарий


Вставить картинку: uploads.ru savepic.su radikal.ru

Proudly powered by WordPress.
Перейти к верхней панели