sir_michael`s_traffic


Мы должны делать добро из зла, потому что его больше не из чего делать

Думаю, очень полезный очерк. Из книги, о которой я вчера говорил. Хотя бы потому, что уже скоро 100 лет пройдет со дня большевистского переворота 1917 года, а до сих пор находятся в России любители побегать с красным флагом… Чудаки? Оригиналы? Думаю, все гораздо серьезней — продолжатели дела уничтожения собственной страны.

Лев Троцкий

Когда узурпатор и тиран опускается до литературной полемики, когда коммунист не делает бомбы, а изливает душу в капиталистической прессе, когда беглый военачальник вновь и вновь переигрывает свои сражения, когда отставленный палач превращается в говоруна у салонного камина, мы можем возрадоваться признакам наступления лучших дней.

Передо мной лежит статья, которую Троцкий, он же Бронштейн, недавно написал для еженедельника John O’London’s Weekly. В ней он рассуждает о характеристиках, данных мной Ленину, об интервенции союзников в России, о лорде Биркенхеде и других спорных темах. Троцкий написал ее в турецком изгнании, откуда он направлял петиции в Англию, Францию и Германию с просьбой пустить его в ту самую цивилизацию, разрушение которой было и остается главной целью его жизни. Россия, его собственная Красная Россия, которую он, невзирая на страдания других и риск для себя, кроил и сшивал по собственному произволу, выбросила его вон. Все его интриги, все его дерзкие свершения, все его труды, все его призывы, все его жестокости привели только тому, что другой «товарищ», его подчиненный в революционной иерархии, слабее его умом, хотя, возможно, и равный ему по количеству преступлений, правит, заняв его место, а он, тот, который когда-то был триумфальным Троцким, один хмурый взгляд которого означал смерть для многих тысяч людей, превратился в наполненный злобой бурдюк, безутешно застрявший на берегах Черного моря и позднее выброшенный на побережье Мексиканского залива.

Ему было трудно угодить. Ему не нравился царь, и поэтому он убил его и его семью. Ему не нравилось правительство Российской империи, и поэтому он взорвал его. Ему не нравился либерализм Гучкова и Милюкова, и поэтому он сверг их. Он не мог выносить социально-революционную умеренность Керенского и Савинкова, и поэтому он сел на их место. А когда коммунистический режим, за победу которого он боролся изо всех сил, наконец победил по всей России, когда диктатура пролетариата стала верховной властью, когда новый общественный порядок из теории превратился в практику, когда ненавистные традиции и культура периода индивидуализма были уничтожены, когда секретная полиция стала на службу Третьего интернационала, короче говоря, когда он приплыл на свою Утопию, он все еще не чувствовал удовлетворения. Он все еще ярился, рычал, ворчал, кусался и плел интриги.

Он поднял бедных на богатых. Он поднял нищих на бедных. Он поднял преступников на нищих. Все случилось так, как он хотел. Но пороки человеческого общества требовали все новых плетей. Опустившись на самое дно самой глубокой впадины, он с отчаянной энергией попытался нырнуть еще глубже. Бедный негодяй, на дне он напоролся на скалу. В мире нет ничего ниже преступного коммунистического класса.

Напрасно он обращал свои взоры на царство диких зверей. Обезьяны не могли оценить его красноречия. Волки, численность которых заметно возросла за годы его правления, не подчинялись указам о мобилизации. Преступники, получившие должности из его рук, выступили сообща и выгнали его вон.

Вот почему появились эти болтливые статьи. Вот почему с Босфора донесся этот вой. Вот почему слышится мольба о разрешении посетить Британский музей с целью изучить его документы, или отправиться на воды в Малверн лечить ревматизм, или в Наухайм лечить сердце, или в Хомбург лечить подагру, или куда-нибудь еще за чем-нибудь еще. Вот почему он сидит угрюмо в тени на турецком берегу под пристальным взглядом Мустафы Кемаля. Вот почему он был вынужден покинуть Францию и Скандинавию. Вот почему последним его пристанищем стала Мексика.

Нельзя не удивиться тому факту, что Троцкий при всем своем интеллекте не может понять отчетливую неприязнь цивилизованных правителей к ведущим представителям коммунистического движения. Он пишет так, как будто она обусловлена простыми мелкими предрассудками против новых идей и соперничающих политических теорий. Но коммунизм — это не просто вероучение. Это план действий. Коммунист — это не просто носитель определенных взглядов, он еще и заклятый адепт тщательно продуманных средств для их осуществления. Изучены каждая фаза, каждый аспект анатомии недовольства и революции и составлен настоящий учебник по подрыву существующих общественных институтов. Способы осуществления являются такой же частью коммунистической религии, как и само учение. Сначала для защиты младенца используются освященные временем принципы либерализма и демократии. Свобода слова, право на публичные митинги, любые формы легальной политической агитации и конституционные права идут парадом по улицам, и их никто не отрицает. Заключаются союзы с каждым общественным движением на левом фланге.

Создание умеренного либерального или социалистического режима в период общественных потрясений становится первым этапом. Но как только он оказывается у власти, его тут же свергают. Неприятности и общую нехватку всего, вызванные смутой, надо использовать. Между представителями нового правительства и рабочими нужно устраивать схватки, по возможности кровавые. Надо создавать мучеников. Из примирения правящих кругов тоже необходимо извлекать прибыль. Пропаганду пацифизма можно использовать как маску, скрывающую ненависть, которой ранее люди никогда не знали. Доверие исключено; точнее, его нельзя оказывать некоммунистам. Каждый акт доброй воли, терпимости, примирения, милосердия и великодушия, предпринятые правительством или государственными деятелями, должен использоваться для того, чтобы сокрушить их. А затем, когда подойдет время и наступит удобный момент, нужно не мешкая и без сожаления использовать любые формы смертоносного насилия — от восстания уличной толпы до убийств конкретных людей. Цитадель будет взята под флагами свободы и демократии, а как только аппарат власти окажется в руках вождей движения, вся оппозиция, все несогласные должны быть уничтожены навсегда. <…>

Возможно, Троцкий никогда не понимал марксистского вероучения, но он был несравненным знатоком его наставлений. В его натуре были спрятаны все качества, необходимые в искусстве уничтожения общества: организационный талант, как у Карно, холодный отстраненный интеллект, как у Макиавелли, ораторская способность увлекать толпу, как у Клеона, жестокость, как у Джека Потрошителя, стойкость, как у Оутса. Его неустанную высокую способность к действию не ослабляли ни малейшее сострадание, ни человеческие чувства родства или духовного единства. Подобно раковой опухоли, он рос, он питался, он причинял страдания, он убивал в полном соответствии со своей природой.

Он нашел жену, которая разделяла его коммунистическую религию. Она работала и строила заговоры вместе с ним. Она разделила с ним тяготы его первой сибирской ссылки во времена царя. Она родила ему детей. Она помогла ему бежать. А он ее бросил. Он нашел родственную душу в девушке из хорошей семьи, которую исключили из харьковской гимназии за то, что она призывала учеников не ходить на молитву и читать вместо Библии коммунистическую литературу. С ней он создал еще одну семью. Как пишет один из его биографов (Макс Истман), «при точном толковании закона она не была ему женой, так как Троцкий никогда не разводился с Александрой Львовной Соколовской, которая до сих пор носит фамилию Бронштейн». О своей матери он пишет холодно и бесстрастно. Его отец — старый Бронштейн — умер от тифа в 1920 году в возрасте 83 лет. Триумф сына не принес счастья этому честному, трудящемуся, верующему еврею. Красные его преследовали за то, что он был буржуазией, белые — за то, что был отцом Троцкого. Брошенный сыном, он остался плыть по волнам русского потопа, и он упрямо плыл до конца. А что еще ему оставалось?

И все-таки в Троцком, индивидууме, так далеком от обычных человеческих привязанностей и чувств, так резко возвышающемся, давайте скажем так, на фоне рядовой паствы, так прекрасно подготовленном для выполнения своей задачи, был один элемент слабости, который с коммунистической точки зрения был особенно серьезен. Троцкий был амбициозен, и амбициозен в самом обычном смысле этого слова. Никакой коллективизм в мире не мог отнять у него чувство эгоизма, который стал в нем болезнью, и болезнью роковой. Он не только должен разрушить государство, он должен затем управлять тем, что от него останется. Он ненавидел любую систему управления, если она не предусматривала его в качестве командира или по крайней мере первого заместителя. <…>

Это вело к проблемам. Друзья начинали завидовать. Встав во главе Красной армии, которую он сам же и реконструировал, несмотря на неописуемые трудности и опасности, Троцкий очень близко подошел к опустевшему трону Романовых.

Коммунистические принципы, которые он с таким уничтожающим эффектом применял в отношениях с другими, теперь не могли ему помешать. Он отбросил их с той же легкостью, с какой он забыл свою жену, отца и собственное имя. Необходимо перестроить армию, необходимо добиться победы, сделать это должен Троцкий, и Троцкому это должно пойти на пользу. А зачем же еще делаются революции? Он использовал свой исключительный талант в полном объеме. Офицеров и солдат армии нового типа кормили, одевали лучше, чем кого бы то ни было еще в России, соответственным было и отношение к ним. Офицеров царской армии тысячами уговаривали вернуться. «К черту политику, давайте спасать Россию». Было восстановлено отдание чести. Возвращены знаки различия и старшинства. Командирам вернули их полномочия. Старшие офицеры и генералы обнаружили, что эти коммунистические выскочки относятся к ним с таким уважением, которого они никогда не чувствовали в кабинетах царских министров. А когда союзники оставили русское патриотическое движение, эти меры увенчались победой легкой, но полной. В 1922 году военные настолько высоко ценили Троцкого за его личное отношение к армии и ее строительству, что они могли сделать его диктатором России, если бы не одно роковое обстоятельство.

Он был евреем. Он все еще был евреем, и ничего с этим нельзя было поделать. Перенести тяготы судьбы, бросить семью, опозорить свой народ, наплевать на религию отцов, объединить еврея и гоя в общей ненависти — и все это для того, чтобы по такой глупой причине упустить столь великий трофей?! Действительно трудно смириться с таким фанатизмом, такой пошлостью, таким ханжеством. А это бедствие вело за собой еще большие неприятности. Разочарование повлекло за собой катастрофу.

А все потому, что товарищи не сидели сложа руки. Они тоже прислушивались к разговорам офицеров. Они тоже видели, на что способна армия, перестроенная на основе старых кадров. Пока был жив Ленин, угроза казалась не очень реальной. Ленин действительно считал Троцкого своим политическим наследником. Он пытался защитить его. Но в 1924 году Ленин умер, а Троцкий, который все еще был занят своей армией, все еще управлял своим департаментом, все еще купался в восхвалениях, ранее посвящавшихся только Николаю II, вдруг обнаружил, что против него организована крепкая и плотно сбитая оппозиция. <…>

Какое место займет он в истории? Несмотря на все ужасы Французской революции, яркий свет освещает ее сцену и лица действующих на ней актеров. Вот уже сто лет мрачно сияют на ней жизненные пути таких личностей, как Робеспьер, Дантон и даже Марат. Но скучные и убогие фигуры русских большевиков не вызывают интереса даже размерами своих преступлений. Все неординарное, контрастное затоплено широким азиатским наводнением. Даже смерть миллионов и страдания десятков миллионов не вызовут у будущих поколений интереса к их грубым лицам и диковинным именам. К сегодняшнему дню многие из них уже поплатились за свои преступления. Из тюрем ЧК они появились на свет, чтобы сделать перед всем миром свои странные противоестественные признания. Они встретили свою смерть втайне, такой же, какая окружала смерть столь многих более достойных и храбрых людей, которых они приговаривали когда-то сами. <…>

*Генри Джордж — американский экономист, считавший, что бедность большей части общества растет быстрее, чем богатство меньшей части, и призывавший положить этому конец.
** Уильям Моррис (1834—1896) — один из первых английских социалистов, поэт.

Перевод и примечания
Сергея Струкова

АПДЕЙТ — Ай! «Хорошо темперированный клавир» забыл. Я эту книгу под Баха читаю. Так что не будем нарушать традицию! 🙂 С гордостью напомню, что исполняет Святослав Рихтер.

Между Сциллой и Харибдой...

Странное положение сейчас у большинства россиян. Между гитлеровским нацизмом Украины, принять и оправдать, даже стерпеться с которым невозможно, между наследниками тех, кто в спину убивал наших дедов в красноармейских шинелях ...

Какая Украина называется "Украиной"

Так какую "Украину" действительно следует называть "Украиной"? Если по-праву, по-настоящему? Это, граждане, карта Украинской Народной республики образца 1918 года. Собственно Украина - в центре, синенькая такая. Рядом с ней - ...

День Победы-2 ?

Есть у России два таких праздника, которые впору отмечать в трауре. Один из них - День Победы. Праздник народа, который в условиях полной замордованности и униженности своим, домашним палачом, удушил палача ...

Россия спит спокойно только тогда, когда Америка спит в бомбоубежище

Я смотрю это ролик производства американского ведомства гражданской обороны с чувством "глубокого душевного удовлетворения".  Потому что только в тот короткий период истории, когда Америка тряслась от страха перед бомбой, ...

Безымянное поколение 90-х

Сегодя мы странную вещь выяснили. Оказывается, у поколения 90-х нет своего "классификационного" названия., как у всех предшествующих поколений. Я имею в виду "шестидесятников", "семидесяхнутых" и "восьмидерастов". Захотелось остановиться на ...

Продажа Аляски: пример "русского бизнеса"

  Годовщина продажи Аляски американцам была 30 марта. Сейчас май. Но хоть и с опозданием, а хотелось бы напомнить об этой "золотой странице" нашей истории. Чтобы еще раз дать понять ...

НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКИЙ МЕМОРАНДУМ СЭРА МАЙКЛА

Так уж сложилось, что мои взгляды на национальную политику часто либо неверно трактуются, либо понимаются с предубеждением, и выводы об этих взглядах делаются такие, от которых у меня самого ...

ООН подтвердила мировое лидерство Украины. По детской проституции...

Оранжевый курс Украины на скорейшую евроинтеграцию приносит свои результаты.  Уничтожен знаменитый бренд "Ан", практически перестала существовать наукоемкая промышленность.  Искусственное "ополячивание" добивает  культуру и язык.  Открытие границ для туристов  с ...

Хроники убитой Родины

Как-то журнал "Огонек" попросил своих читателей, которые родились уже после 1991 года написать в редакцию, что они думают и что знают об СССР. Выдержки из детских писем хочется привести ...

Сверхчестный памятник

Сейчас по ящику передали сюжет о жизни гаишников города Белгорода. Так вот - есть у них большая гордость: "сверхчестный инспектор". Очевидцы рассказывали, что однажды жена принесла ему обед на пост. ...

комментария 54

  1. The age of love™: И на десять минут-то еле отпустили, шашлыком шантажировали, грозились, что всё без меня сожрут!

    Не, не катит. Сколько нужно времени, чтобы снять один короткий статичный план? Нифига. А два коротких статичных плана? «Нифига» умножить на два. А три коротких статичных плана? «Нифига» умножить на три. «Нифига» на сколько ни умножай, все равно «нифига» и получится! 🙂 Я это точно помню. А что такое три отвлеченных плана в этом вот ролике хотя бы? С песнями который? Это уже совсем другой ролик. Не, не катит! 🙂

    The age of love™: Она ещё и в карман спокойно помещается. Вот только лёгкая и на максимальном зуме стабилизатор не всегда компенсирует дрожание уставших лап.

    Думаю, это не дрожание. Думаю, это сам стабилизатор! 🙂 У тебя же не оптический, правильно? Электронный? Вот это он так себя и ведет на длинном конце.

    The age of love™: Это как раз максимальный зум и то, что я намертво расклинился в окне локтями и боками мало помогло от тряски:

    Ээээ… А какой, простите зум? Оптический или электронный? Там же, иф я не ошибаюсь, к оптическому еще сверху электронный добавить можно. Так это — какой?

  2. The age of love™: его побили его же соратники, которых он позвал на помощь. Ибо выяснилось, что меня они знают дольше чем его и авторитет мой для них весомее.

    ЭТО ТРИУМФ! 🙂

  3. bread European Union:

    Sir Michael: Троцкий всегда был вторым после Ленина. Диктатор не может быть “вторым”. Троцкий был просто палачом. Да, он был преемником Ленина, но занять трон так и не сумел.

    Извини, Сэр, не мог раньше ответить. Не совсем правда, что Троцкий был только вторым. С формальной точки зрения это так, но в реальности на фронтах гражданской он был №1, во всех воспоминаниях это прослеживается, даже в Белой гвардии Булгакова ни одно упоминания о Ленине, а вот о Троцом — есть.

    Sir Michael: Увы. До сих пор не обнародована связь Троцкого с американскими и английскими финансовыми кругами, с семьей Хаммеров, Ротшильдов, природа его “миллионерства” … Это пока — удел знаний специалистов и особо продвинутых любителей, а я хочу, чтобы об этом было написано в школьных учебниках.

    Ну, это-то как раз уже не большой секрет, хотя большевики и усердно прятали эти концы в воду. Во-первых, у Троцкого была богатая родня в США, которая помогла ему быть принятым в самых верхах, во-вторых, как и сейчас, в США было много спонсоров революции в России. Я не думаю, что здесь был большой (например, еврейский) заговор, просто переплелось слишком много интересов: личный, государственных и т.п. И Троцкий распоряжался миллионами со своего счёта, потому что как ещё иначе он мог распоряжаться деньгами для партии? УЦверен, что и Ленин имел подобные счета, которые в 16-17-м годах для него открыли немцы. В новейшей истории есть похожие примеры: счета Арафата или Хусейна. Про них кричали: коррупция-коррупция! А счета-то эти как раз заводились для того, чтоб избежать коррупции, т.е. лично контролировать расходы, а не поручать это промежуточным людям с липкими лапами. Есть ещё хороший пример. В 1918 г, когда умер Свердлов, среди его вещей оказался сейф, ключа к которому ни у кого не было. Времена были суетные, о сейфе вспомнили много лет спустя, вскрыли, в нём оказалось следующее: несколько паспортов Свердлова на разные имена, огромное количество денег в иностранной валюте и драгоценности. Первое, что приходит в голову: Свердлов набивал собственные карманы и готовился свалить куда подальше. Но если вспомнить, что он умер от испанки в 1918 г, то совершенно понятно, что в это время положение большевиков было аховое, и средства явно предполагалось использовать в случае перехода на нелегальное положение. Я не защищаю ни Троцкого, ни Свердлова. Просто события становятся более чёткими и выпуклыми, если смотреть на них не сквозь мутную временную перспективу, а будучи отягощённым знаниями и стремлением понять, а не заклеймить.

    Sir Michael: Я не знаю, что они создали, но я знаю, что они разрушили Россию.

    Брось, все реки текут. Мало ли, что нам нравится в прошлом. Мы не в состоянии предотвратить потери доиговской, допетровской или досмутновременной Руси. В этом смысле я на 100% согласен с марксистско-ленинской диалектикой: нельзя рассматривать такие грандиозные (да и любые) события только как результат влияния одной силы. Слишком много всяких разных факторов (у Толстого в Войне и Мире — произволов) определило тот накал противостояния, который вспыхнул в России в 17-м. У меня язык не поворачивается обвинить во всём Троцкого. Повторяю, этот человек мне неприятен, но за ним помимо жестокости есть ещё и огромное количество дел, связанных, например, с государственным строительством. Петра при жизни называли антихристом, он вогнал Россию в нищету, почти извёл всё половозрелое мужское население от 20 до 40 лет в войнах и иных «начинания». Чем это не Троцкий 18-го века? Кстати, и головы рубил, и пытал Пётр самолично. И оставил Пётр после себя империю с запуганным народом, окончательно закабалённым крестьянством, церковью, превращённой в министерство, и с большими претензиями на мировое лидерство. Как ко всему этому относиться? Да чёрт его знает. С этим надо как-то жить. Еврей Троцкий, чистый русак Пётр, не пойми кто Ленин (а можно ещё и Иоанна Василиевича с Анной Иоановной припомнить, а ещё и Шуйского) — все они русские правители России. Такая у нас судьба.

    Мне, в общем-то, наплевать, что обо всём этом умает Черчилль. У меня чувство, что я, да и все мы, понимаем всё это гораздо лучше.

  4. bread: Не совсем правда, что Троцкий был только вторым. С формальной точки зрения это так, но в реальности на фронтах гражданской он был №1, во всех воспоминаниях это прослеживается, даже в Белой гвардии Булгакова ни одно упоминания о Ленине, а вот о Троцом — есть.

    Это совершенно логично. Для солдата нет выше начальства, чем сержант, командир отделения. Его могущество затмевает собой и министра обороны, и даже Президента страны. Потому что не президент решает, пойдет в субботу солдат в увольнение в город, или совсем наоборот — в наряд по столовой или в караул! 🙂

    Здесь, наверное, с другой точки зрения смотреть надо. Октябрьский переворот был и подготовлен Лениным, — теоретически, практически и организационно, — и проведен им. Роль Троцкого в революции достаточно скромна. После революции именно Ленин обосновал принципы строительства нового государства, принял первые Декреты, которые определили основные векторы развития и политики, добился выполнения этих принципов и декретов, — как экономических, так и политических, — лично реагировал на все изменения конъюнктуры, вовремя вводя или дополнительные налоги и продразверстку, или, наоборот, «Новую экономическую политику» и частное предпринимательство и торговлю… Короче, руководил всеми без исключения аспектами жизни нового государства, включая, кстати, и оборону — многие, до недавних пор еще существовавшие в составе Вооруженных сил РФ части созданы по его личному распоряжению. Кроме того, тот же Троцкий на фронтах зачастую проводил политику, выработанную или лично Лениным, или коллективно, Совнаркомом. А то, что для солдат это были «указания Троцкого», — так это особенности местечкового мировосприятия. Для чукчи и Христос — чукча! 🙂

    bread: Ну, это-то как раз уже не большой секрет, хотя большевики и усердно прятали эти концы в воду.

    Так вот об этом и речь — сделать правду не достоянием специалистов и «особо продвинутых», а школьной программой и неоспоримыми истинами на бытовом уровне. Те же большевики и до сих пор оспаривают античеловеческую сущность большевизма, причем делают это мотивированно, опираясь на десятилетиями наработанные «университетами Марксизма-Ленинизма» вымышленные факты и подставные идиологемы. А надо напрочь лишить их этой возможности, обнажив суровую правду жизни. Такой, какой она была. Я не считаю, что хочу несбыточного или прошу слишком многого, когда мечтаю о том, чтобы наша историческая наука была просто ПРАВДИВОЙ. Или хотя бы не лгала открыто и нагло, так, как в случае с сожженной Хатынью, которую по нашей истории уничтожили немцы. В то время, как это был украинский полицейский батальон из Киева, а немцев (которых там не было аж ни одного, вообще!) к этому делу приплели по личной просьбе товаришча Шелеста, дедушки популярной телеведущей и тогдашнего первого секретаря ЦК КПУ. Вот хотя бы просто — не надо в истории явной лжи, и уже дело сдвинется.

    bread: Я не думаю, что здесь был большой (например, еврейский) заговор, просто переплелось слишком много интересов

    Да никакого переплетения! Американцы, как всегда, просто преследовали интересы бизнеса, вот и все. Троцкий обещал им всяческие финансово-экономические «ништяки» в случае прихода большевиков к власти, и в него, как в перспективный финансовый проект, инвестировали. С точки зрения американцев это был бизнес. А вот со стороны большевиков это была «измена Родине», и я хочу дождаться того момента, когда их деятельность именно так и будет классифицирована и с точки зрения официальной исторической науки.

    bread: Троцкий распоряжался миллионами со своего счёта, потому что как ещё иначе он мог распоряжаться деньгами для партии?

    Ага, щаз! Так он ими и «распоряжался для партии»! 🙂 Партия и понятия не имела о том, что создатель РККА — миллионер, инвестирующий в ценные бумаги «классового врага». Ну, я имею в виду, не верхушку, Ленин-то об этом знал, но Ленин и сам торговал революцией, как пирожками.

    bread: Уверен, что и Ленин имел подобные счета, которые в 16-17-м годах для него открыли немцы.

    И не только немцы, но и англичане. МИ-6 обещала рассекретить свои финансовые отношения с Лениным, но сейчас у нас снова испортились отношения и все проекты «открытия информации» скисли. Так что не только германский Генштаб платил Ленину по сохранившейся в архивах известной финансовой ведомости! 🙂 Там еще и австро-венгерские денежки прослеживаются… Не «принюхивались» к денежкам красные товарищи, брали у всех, кто дает.

    bread: В новейшей истории есть похожие примеры: счета Арафата или Хусейна. Про них кричали: коррупция-коррупция! А счета-то эти как раз заводились для того, чтоб избежать коррупции, т.е. лично контролировать расходы, а не поручать это промежуточным людям с липкими лапами.

    Думаю, пример к Троцкому неприменим потому, что Лев Давидович и в самые тяжкие годы разрухи был миллионером, и из СССР миллионером уехал. Что ему и позволило путешествовать из страны в страну с нехилым штатом «помощников и ассистентов». Да, в Мексике деньги стали заканчиваться, но бедствовать Лев Давидыч никогда не бедствовал. Это были его, персональные деньги, которые к казне партии никакого отношения не имели, и расходовались Троцким исключительно на себя, любимого.

    bread: в нём оказалось следующее: несколько паспортов Свердлова на разные имена, огромное количество денег в иностранной валюте и драгоценности.

    Нормальный большевик, че. У Дзержинского то же самое было, и в еще большем количестве. Вот жду, когда об этом людям расскажут…

    bread: Первое, что приходит в голову: Свердлов набивал собственные карманы и готовился свалить куда подальше. Но если вспомнить, что он умер от испанки в 1918 г, то совершенно понятно, что в это время положение большевиков было аховое, и средства явно предполагалось использовать в случае перехода на нелегальное положение.

    Да я еще сто версий могу придумать. НО ЗАЧЕМ?! Если и так все ясно?! И если после войны пришлось разбираться с тем, что маршал Жуков вывозил из Германии эшелон личных вещей («трофеев», ага!), в которых были тысячи ковров, сотни произведений искусства, статуи, памятники и даже красивые надгоробья, шматье просто магазинными складами, по сотне наименований одного и того же товара одного размера, мебель вагонами и прочее барахло без счета, то ЗАЧЕМ ПРИДУМЫВАТЬ ОПРАВДАНИЕ ТОМУ, ЧТО ОПРАВДЫВАТЬ ПРОСТО НЕЛЬЗЯ? Зачем?! 🙂 Смысл? Продолжать аморальщину в головах? 🙂

    bread: Просто события становятся более чёткими и выпуклыми, если смотреть на них не сквозь мутную временную перспективу, а будучи отягощённым знаниями и стремлением понять, а не заклеймить.

    Я с удовольствием могу попробовать ПОНЯТЬ убийцу и предателя Родины. Но ТОЛЬКО для того, чтобы потом его именно, что «заклеймить». Неправильно классифицированный поступок, не осужденное преступление обязательно повторится. И не раз. До тех пор, пока не будет правильно оценено и осуждено.

    bread: Брось, все реки текут. Мало ли, что нам нравится в прошлом.

    Нифига, это важно. Это принципиально важно! Мне представляется, что иенно от того, что «НАМ НЕ НРАВИТСЯ В ПРОШЛОМ», напрямую зависит то, что мы получим в будущем. Напрямую.

    bread: Мы не в состоянии предотвратить потери доиговской, допетровской или досмутновременной Руси.

    Да. Но мы просто обязаны сделать из них правильные выводы, чтобы будущее было иным, более светлым и прогрессивным, чтобы Россия, наконец, вырвалась из этого непрекращающегося уже столетия крепостнического «дня сурка».

    bread: В этом смысле я на 100% согласен с марксистско-ленинской диалектикой: нельзя рассматривать такие грандиозные (да и любые) события только как результат влияния одной силы.

    А никто не говорит об «одной силе». Да, вместе с большевиками над уничтожением России трудились и иностранные спецслужбы, но! — для них это работа, профессиональная обязанность. А со стороны большевиков это было прямое предательство и измена Родине. Сил было много, и оценить следует КАЖДУЮ.

    bread: У меня язык не поворачивается обвинить во всём Троцкого.

    А он — один из многих, имя чему — «большевизм», «красномыслие», «люмпенократия». Троцкий — лишь часть «шариковщины», и не скатись общество на дно морали, Троцкий был бы бессилен что-либо сделать. Вот поэтому и надо и его, и все прочее, «сопутствующее», сегодня правильно и честно оценить. Чтобы завтра не наступать на вчерашние грабли.

    bread: за ним помимо жестокости есть ещё и огромное количество дел, связанных, например, с государственным строительством.

    Ничего, кроме разрушения и уничтожения.

    bread: Петра при жизни называли антихристом, он вогнал Россию в нищету, почти извёл всё половозрелое мужское население от 20 до 40 лет в войнах и иных “начинания”. Чем это не Троцкий 18-го века? Кстати, и головы рубил, и пытал Пётр самолично.

    Правильно, я всегда говорил, что политика государственной русофобии в России началась именно с Петра, который и был антихристом. И место ему — на позорной доске, как отцу отечественной русофобии. Я писал о нем вот здесь, ты, видно, забыл просто, 6 лет прошло —

    http://sir-michael.ru/2007/08/05/petr-i-kumir-rabov/

    bread: С этим надо как-то жить. Еврей Троцкий, чистый русак Пётр, не пойми кто Ленин (а можно ещё и Иоанна Василиевича с Анной Иоановной припомнить, а ещё и Шуйского) — все они русские правители России. Такая у нас судьба.

    БЫЛА такая судьба, БЫЛА! И надо, чтобы больше ее, судьбы, ТАКОЙ не было. А для этого надо просто называть вещи своими именами и честно квалифицировать личности и события. Не врать самим себе, проще говоря.

    bread: Мне, в общем-то, наплевать, что обо всём этом умает Черчилль. У меня чувство, что я, да и все мы, понимаем всё это гораздо лучше.

    Не скажи. Черчилль — представитель цивилизованного человечества. К которому мы, увы, пока не относимся. А мнение просвещенных (хоть и не дружественно настроенных) конкурентов, коллег, товарищей, — назови, как угодно, — знать полезно. Я хочу, чтобы о России думали хорошо. Поэтому я очень внимательно читаю такие оценки. И огорчаюсь, когда читаю в них справедливый негатив, который мы, увы, заслужили.

  5. bread European Union:

    Sir Michael: Не скажи. Черчилль — представитель цивилизованного человечества. К которому мы, увы, пока не относимся. А мнение просвещенных (хоть и не дружественно настроенных) конкурентов, коллег, товарищей, — назови, как угодно, — знать полезно. Я хочу, чтобы о России думали хорошо. Поэтому я очень внимательно читаю такие оценки. И огорчаюсь, когда читаю в них справедливый негатив, который мы, увы, заслужили.

    Уважаемый Сэр, у меня чувство, что дискуссия пошла в сторону, и мы не о том говорим. Моя мысль, в целом была следующей: знание истории необходимо, чтобы научиться трезво смотреть на происходящее сегодня, а это возможно только в том случае, если ты историю знаешь, а не придумываешь. Это первое. И второе. Чем более грандиозно историческое событие, тем менее эмоционально окрашенным должно быть наше к нему отношение. Или же, другими словами, чем масштабнее событие, тем меньше возможности отнести его к негативным или позитивным. То же касается исторических личностей.

    Вообще, надо не бояться знать. Большинство же из нас знать боится. Надо просто не бояться знать. Это бремя свободного человека. Но иначе невозможно быть свободным.

  6. bread: Уважаемый Сэр, у меня чувство, что дискуссия пошла в сторону

    Зато это так по-русски! 🙂

    bread: и мы не о том говорим

    А мне кажется, что мы наоборот только стали приближаться к истинной сути темы. Ведь главное же не в том, «хорошим» или «плохим» человеком был Лев Давидович Троцкий, и какое моральное право имел сэр Уинстон Черчилль осуждать и вообще обсуждать его персону. Главное — в том, какие выводы мы все делаем из нашего же прошлого, и каким в результате этих выводов будет наше (в глобальном смысле «наше») будущее. от, почему я дал здесь отрывок из книги. А вовсе не для того, чтобы лишний раз пнуть ногой покойного палача, гори он огнем…

    bread: знание истории необходимо, чтобы научиться трезво смотреть на происходящее сегодня, а это возможно только в том случае, если ты историю знаешь, а не придумываешь. Это первое.

    Согласен. Но не до конца! 🙂 Все-таки «знание истории», как ты пишешь, это особое состояние, результат углубленного изучения, определенного труда. Я уверен, что те, кто «знает историю», совершенно не нуждаются в моих советах и оценках.

    Я о другом. О том, что, кроме знаний научных, исторических, есть и знание бытовое, обыденное. Вот в Европе каждый карапуз знает, что была в древности такая «кровавая графиня», которую звали Эржебет Батори, которая была патологической садисткой. Все. Это — знания на уровне бытовых. Но в 80-х годах прошлого века мадьяры и словаки (которые считают Батори «своей» графиней) начали кампанию по «реабилитации невинно обвиняемой графини». Было написано множество книг и снят дорогостоящий фильм о том, что дурная слава Батори — результат заговора. То есть в бытовое знание вмешалась «официальная история». И что? Ученый спор так и остался «ученым спором», а бытовые знания — бытовыми знаниями. То же самое можно сказать о графе Владе Дракуле и его истории.

    Вот я — об этом! О том, чтобы в сознании людей большевики, их переворот, Ленин, Сталин, Троцкий и прочие были однозначным, необсуждаемым злом. На бытовом уровне, на уровне фольклора и эпоса! Детских сказок. Вот на западной Украине теперь, когда детишки колядуют в рождество, то часть из них одевается, как раньше — чертями, а часть — красноармейцами. И ходят в одном, значит, коллективе, как представители «абсолютного зла». Вот я — об этом, о переходе научных знаний в быт. А у нас в День Победы в Волгограде портретом Сталина маршрутки расписали, а убийство царской семьи считается рядовым, ни чем не выделяющимся из прочих преступлением. Вот такое мировоззрение надо прекращать немедленно, срочно! Если мы действительно хотим изменений к лучшему.

    bread: Чем более грандиозно историческое событие, тем менее эмоционально окрашенным должно быть наше к нему отношение. Или же, другими словами, чем масштабнее событие, тем меньше возможности отнести его к негативным или позитивным. То же касается исторических личностей.

    Эээ… А почему? В чем смысл такой «реабилитации по признаку масштабности»? Давай тогда уже и Гитлера в положительные герои» запишем — куда еще масштабнее личность! 🙂

    Нет, дорогой. Все должно быть с точностью до наоборот. Чем событие и личность были масштабнее, тем БОЛЬШИМ должен быть эмоциональный накал при их оценке. Для гарантиии того, чтобы таких «масшабных событий» больше не повторялось, а у таких «масштабных личностей», как Ленин, троцкий, Свердлов, Сталин не было никакого шанса развиться вновь. Нейтральное отношение к абсолютному злу, которое ты предлагаешь, не гарантирует от повторения зла в будущем. А мне хочется именно гарантию поиметь! 🙂 Надежную.

    bread: Надо просто не бояться знать. Это бремя свободного человека. Но иначе невозможно быть свободным.

    «Знать» по эзотерике — это «уметь». «Уметь» в отношении к историческим знаниям — это иметь твердую личную оценку личности и события. Вот в этом ключе я полностью согласен с утверждением! 🙂

  7. bread European Union:

    Sir Michael: Эээ… А почему? В чем смысл такой “реабилитации по признаку масштабности”? Давай тогда уже и Гитлера в положительные герои” запишем — куда еще масштабнее личность!
    Нет, дорогой. Все должно быть с точностью до наоборот.

    Sir Michael: Вот я — об этом! О том, чтобы в сознании людей большевики, их переворот, Ленин, Сталин, Троцкий и прочие были однозначным, необсуждаемым злом.

    Это, Сэр, прости, бред какой-то и мракобесие. Относиться надо ко всему и ко всем диалектически и взвешенно. А главное — самомтоятельно. Иначе как раз вот суда над Pussy Riot и будут продолжаться, потому что кому-то всегда будет неприятна правда или несогласная точка зрения. В этом смысле мне искренне заблуждающиеся, пусть даже Гитлера чтящие, гораздо более дороги как люди, которых жёстко «прошили» на тему плохого или хорошего.

  8. bread European Union:

    bread: как люди, которых жёстко “прошили” на тему плохого или хорошего.

    я думаю, что ты понял, что не «как», а «чем» — опечатался

  9. bread: Это, Сэр, прости, бред какой-то и мракобесие.

    Мракобесие — это когда к мракобесию относятся «трезво и взвешенно». Это когда оправдывают пропаганду нацизма, леголайз тяжелых наркотиков и преимущество одних народов над другими по национальному признаку, как сейчас происходит в России. К мракобесию и надо относиться, как к мракобесию, иначе — просто смерть. Смерть — не самое худшее из зол, кстати, и к ней тоже можно относиться «спокойно и взвешенно». Но если принять за константу, что смерть — штука, хоть и неизбежная, но нежелательная, и надо стараться избегать ее всеми способами, то мы придем к выводу, что надо быть КРАЙНЕ осторожным при переходе дороги в неположенном месте, при работе с электричеством и отравляющими веществами… Быть осторожным в быту зазорным не считается, и правило «Береженого Бог бережет» всегда было признаком мудрости. Отчего же ты отказываешь обществу и стране в праве на осторожность? В обычном «инстинкте самосохранения»? Разве смерть общества и страны, которая произошла в России в 17-м году, менее трагична, чем смерть одного человека от неосторожного обращения с бытовым газом?

    Еще раз повторяю — в нормальных странах цианистый калий в аптеках не продается. Так почему мы «продаем в аптеках» большевистские идеи, которые несут гораздо более страшную смерть миллионам? С нацизмом, кажется, этот вопрос решен. И, — заметь! — никто не называет это «мракобесием». А с большевизмом, который стократ опасней нацизма, до сих пор «шутки шутят». А эти шутки нам по сей день боком выходят, поскольку в стране — необольшевизм самого махрового толка. И лишь потому, что не запрещены основополагающие принципы этого учения, процветание которых в современной России нежно названо «суверенной демократией».

    Мракобесие, повторюсь — это не обозначить опасность своим именем и оградить от него общество ЛЮБЫМИ средствами, а благодушное, терпимое отношение к этой опасности.

    bread: Иначе как раз вот суда над Pussy Riot и будут продолжаться, потому что кому-то всегда будет неприятна правда или несогласная точка зрения.

    А что суд? Правильно, что суд. Суд — штука хорошая, пора привыкнуть относиться к нему спокойно. Другое дело, что проводится у нас все через задницу, достигая эффекта, обратного желаемому. То есть получается, как говорил тот же Ленин, «по форме — правильно, а по существу — издевательство». Но это — второй вопрос, и следствие, кстати, ИМЕННО того современного российского необольшевизма, который накрыл нас в 2000-м и до сих пор не отпускает.

    А вот запретили бы любые проявления большевизма — и суд на «пусиками» выглядел бы совсем иначе. То есть цивилизованно и спокойно. Так, как и положено. И не носил бы политического подтекста.

    bread: В этом смысле мне искренне заблуждающиеся, пусть даже Гитлера чтящие, гораздо более дороги как люди, которых жёстко “прошили” на тему плохого или хорошего.

    Ну да. «Чтящих Гитлера», значит, не «прошили», а тех, которые требуют запрета на пропаганду нацизма — «прошили! 🙂 Это ваще под пиво. Неужели мы мало кровушки хлебали, что до сих пор не понимаем азбучных вещей в общественном обустройстве?

    bread: я думаю, что ты понял, что не “как”, а “чем” — опечатался

    Ой, да фигня эти опечатки. Я понял так, как оно должно было звучать. Все нормально.

  10. bread Russian Federation:

    Sir Michael: ыть осторожным в быту зазорным не считается, и правило “Береженого Бог бережет” всегда было признаком мудрости. Отчего же ты отказываешь обществу и стране в праве на осторожность?

    Я считаю, что общество как раз и должно быть осторожным. А вот личность может и не быть осторожной. В определённом возрасте и не должна.

    Sir Michael: Так почему мы “продаем в аптеках” большевистские идеи, которые несут гораздо более страшную смерть миллионам?

    Идеи не «продаются», а возникают. И запретить их невозможно. Они либо умирают сами, либо умирают их противники.

    Sir Michael: Ну да. “Чтящих Гитлера”, значит, не “прошили”, а тех, которые требуют запрета на пропаганду нацизма — “прошили!

    Брось, Сэр, ты понял, что я имел в виду. Человек имеет право заблуждаться, исповедовать любую точку зрения, которая ему самому кажется истинной. Да, общество может иногда и защищаться, но общество должно быть осторожно и в защите, иначе с затыканием ртов и мыслей далеко можно зайти. Дж. Бруно и Галилей с точки зрения большинства современников несли крамолу. Маяковский со товарищи был посмешищем. Где эти гонители и насмешники сейчас? Да мне даже просто лень писать эти банальности, причём я уверен, ты думаешь в целом так же.

    О Троцких-Лениных-Сталиных да и Гитлерах то же: эти личности ещё не «переварены» историей и они не переварятся, если из них будут делать просто чудовищ (или иконы). Как бы ко всем ним ни относиться, это грандиозные персоны, о которых лично я хотел бы почитать что-то вроде такого: он сделал то-то, исходя из того-то, это привело к тому-то и к тому-то, в такой-то исторической перспективе это с точки зрения имярек является положительным/отрицательным и таким-то образом влияет на день сегодняшний. Ты много таких вещей читал о Гитлере? Или ты считаешь себя не готовым воспринять всё, что угодно об этом человеке без риска подпасть под очарование идей нацизма?

  11. bread: Я считаю, что общество как раз и должно быть осторожным. А вот личность может и не быть осторожной. В определённом возрасте и не должна.

    Праааавильно! 🙂 Но общество имеет право застраховать себя от «йуных безбашенных радикалов». Вполне имеет право. А то пока дождешься момента, когда они поумнеют естественным путем, они кучу бед натворят.

    bread: Идеи не “продаются”, а возникают. И запретить их невозможно. Они либо умирают сами, либо умирают их противники.

    Это глубокое заблуждение. Идея «все поделить» принадлежит не Марксу и не Ленину. Химера «общественной справедливости» во все времена звала к оружию «Робин Гудов» всех мастей, а «благородный разбойник» во всех культурах считался «положительным героем». Отобрать у того, у кого ()на взгляд отбирающего) много и дать тому, у кого мало (неважно, по каким причинам, даже если он — лентяй и запойный алкоголик) — всегда считалось доблестью. Ленин просто превратил бандитский лозунг «Грабь награбленное!» в политику государства, в идеологию. Но ничего нового он не придумал.

    Если мы караем по суду за отобранный мобильный телефон и УГРОЗУ применения силы, то почему разрешаем свободно высказывать такие же идеи, но в глобальном масштабе? Отобрать у пацана мобильник — это плохо. А отобрать У ВСЕХ ВСЮ СОБСТВЕННОСТЬ — это типа уже не преступление,это — «идея», это — «политика».

    Увы, человечество кровью заплатило за то, чтобы узнать о том, что и идеи бывают преступными. Да-да! 🙂 И за них следует наказывать. Повторюсь — если мы терпимо относимся к запрету нацистской идеологии, то почему нас возмущает предложение запрета идеологии более опасной и античеловечной? Где логика?

    Упс… Продолжу позже.

  12. bread: Брось, Сэр, ты понял, что я имел в виду. Человек имеет право заблуждаться, исповедовать любую точку зрения, которая ему самому кажется истинной.

    Позвольте с Вами не согласиться.
    Как известно, в Китае до определенного времени просто не существовало понятия «наркомания». Вместо него были повсеместные опиумные курильни. Говорили, что у китайцев природа иная, и им наркотики не так страшны, как нам, слабому бледнолицему племени, и что опиум для Китая — часть многотысячелетней культуры, и сам Конфуций курил опиум, да еще утверждал, что это помогает ему в работе и жизни, и бла-бла-бла в таком же духе. А сегодня в Китае из статей, связанным с наркотиками — 4 расстрельных. Продажа, иранспортировка, организация, еще что-то… И расстреливают за будьте-нате. И начхать им на «многотысячелетнюю культуру» и Конфуция. Потому что дотумкали, что наркота — это смерть.

    На Востоке, в той же Саудовской Аравии, запросто выдают замуж маленьких девочек. И это у них тоже считается «частью культуры», поскольку одна из жен пророка Мухаммеда была, кажется, лет 6 от роду. Вот они и не хотят отставать от передовых людей своей цивилизации. А наша цивилизация за такие вещи карает беспощадно на дальних подступах. И правильно делает. Поскольку Европа поняла, что стоит размыть границы между «можно» и «нельзя», как общество деградирует темпами геометрической прогрессии.

    Продолжаем эту логику. В Европе и США навалом и коммунистов, и социал-демократов. Коммунистическая партия США регулярно участвует в выборах. Регулярно терпит поражения, но опять выдвигается. Как известно, членами компартии США были такие небезызвестные люди, как Джон Леннон и Эрнест Хемингуэй. И еще куча достойных людей. И мне часто приводят эти факты, как пример истинной демократии. НО! Коммунистические идеи США не страшны. Это общество собственников и бизнесменов. И идеология отказа от собственности и личного бизнеса там просто не имеет шансов на выживание. НИКАКИХ. Им коммунизм — как французам вино. Не помню кто, кажется, Евтушенко, в своих воспоминаниях о Париже писал, что видел, как французские рабочие-высотники обедали во время ремонта Эйфелевой башни. Они сидели рядком на балке, имея под ногами метров 40 пустоты. И передавали друг другу бутылку вина, из которой по очереди прихлебывали. Там же, во Франции, не считается грехом управлять машиной с легким «запашком». Прихлебывает вино и полиция на службе, и врачи на работе. Норма жизни. А теперь перенеси эту норму жизни на нашу почву. Что мы получим? Национальную катастрофу. Потому что мы — народ северный, у нас микрофлора иная, нужных ферментов для подобных забав нет. Для этих ферментов южное солнце необходимо, как выяснилось. Вот нам запретительные меры в отношении алкоголя жизненно необходимы. иначе загнемся общенационально и непременно. Для нас запретительные меры в отношении алкоголя — не прихоть а средство выживания.

    Надеюсь, ты согласен со всем вышеизложенным. Вот. А теперь продолжим эту логику дальше. Наш народ подвергся более, чем 70-летноему коммунистическому геноциду. Все ветви национальной жизни оказались поражены — традиционные устои, семейные ценности, отношения между отцами и детьми, историческая память, отношение к традициям… ВСЕ. Без исключения. Те, кто мог бы помочь в возрождении этого «всего», уничтожили физически либо изгнали из страны, и русский язык для них уже не родной. Остались жертвы геноцида. Мы с тобой. Чье сознание поражено красной идеологией. Не по нашей вине, но поражено. А кое у кого до такой степени, что он по улицам с портретом Сталина бегает. Можем ли мы позволить себе либеральное отношение к тому, что послужило причиной гибели нации и страны? А русская нация и Россия были уничтожены, это исторический факт. Можем ли мы продолжать играться с тем, что практически свело нас в могилу? Думаю, нет. И если мы понимаем. что нашему брату нельзя разрешать бухать где попало и сколько угодно, то должны понять и то, что нельзя нам разрешать любое «красномыслие». Есть вещи, которые во благо общества, во имя завтрашнего дня (чтобы он хотя бы случился, этот «завтрашний день») должны быть запрещены. Для Росси это — наркомания, педофилия, нацизм и коммунизм. И относиться к этому надо крайне серьезно. Ибо это вопрос жизни и смерти. И не одного человека, или миллиона. А всей нации. И всей страны.

    Помнишь Стругацких? «Волны гасят ветер»?

    «Пока он был жив, я часто спорил с ним — и мысленно, и в открытую, — когда речь заходила об угрозе человечеству извне. Но один его тезис мне было трудно оспаривать, да и не хотел я его оспаривать: «Мы — работники КОМКОНа-2. Нам разрешается слыть невеждами, мистиками, суеверными дураками. Нам одно не разрешается: недооценить опасность. И если в нашем доме вдруг завоняло серой, мы просто обязаны предположить, что где-то рядом объявился черт с рогами, и принять соответствующие меры вплоть до организации производства святой воды в промышленных масштабах».

    А «черт с рогами» никуда с нашей земли и не уходил. Призываешь быть с ним повежливей? 🙂

  13. bread: общество должно быть осторожно и в защите, иначе с затыканием ртов и мыслей далеко можно зайти. Дж. Бруно и Галилей с точки зрения большинства современников несли крамолу. Маяковский со товарищи был посмешищем. Где эти гонители и насмешники сейчас? Да мне даже просто лень писать эти банальности, причём я уверен, ты думаешь в целом так же.

    Да, так же. И считаю, что преследование за идеологию, за мысли — преступно. Кроме двух случаев — если речь идет об идеологии нацистской и коммунистической. Все остальное — хоть пенной струей! 🙂 Иначе сдохнем. И далеко не героически.

    К сожалению, из любого правила есть исключения. Вот и эти 2 идеологии должны быть приравнены к терроризму. Ибо таковыми, по сути, и являются.

  14. bread: О Троцких-Лениных-Сталиных да и Гитлерах то же: эти личности ещё не “переварены” историей и они не переварятся, если из них будут делать просто чудовищ (или иконы). Как бы ко всем ним ни относиться, это грандиозные персоны, о которых лично я хотел бы почитать что-то вроде такого: он сделал то-то, исходя из того-то, это привело к тому-то и к тому-то, в такой-то исторической перспективе это с точки зрения имярек является положительным/отрицательным и таким-то образом влияет на день сегодняшний. Ты много таких вещей читал о Гитлере? Или ты считаешь себя не готовым воспринять всё, что угодно об этом человеке без риска подпасть под очарование идей нацизма?

    Ну да. И тем не менее, «Майн Кампф» запрещена во многих странах мира. Например, в Германии.

    Смотри — в Израиле «Майн Кампф» не запрещена. Иди и покупай. Потому что евреям нацизм не страшен! Как французам — вино, а американцам — коммунизм. А вот в Германии «Майн Кампф» запрещена, и за нацистские идеи ты там сядешь на длительный срок. Почему? Да потому что немцы более подвержены этой заразе. Как мы — коммунизму. Так вот — запретить на коммунизм в тысячу раз важнее, чем нацизм. В перспективу «русских фашистов» я не верю, у нас народ имеет иммунитет к нацизму. Как французы — к вину, а американцы — к коммунизму. А вот к водке и коммунизму у нас иммунитета нет. Следовательно, употребление этих «продуктов» необходимо запретить законодательно.

    И при чем здесь галилей и Маяковский? Который, кстати, процветал до такой степени, что купил себе один из первых в СССР частных автомобилей… Это из разных опер арии.

  15. bread Russian Federation:

    Sir Michael: И при чем здесь галилей и Маяковский? Который, кстати, процветал до такой степени, что купил себе один из первых в СССР частных автомобилей… Это из разных опер арии.

    Из всего написанного тобой, Сэр, я пока что отвечу на одно. Маяковский и до революции жил, и ходил бывало по улицам на потеху публике в жёлтой толстовке с намалёванным на щеке бубновым знаком. Футуристом был, чёрт его дери. Фриком недоделанным. Да и автомобиль он хоть, может, и купил одних из первых в эсэсэсэре, но умер в комнате-лодочке, что на Лубянке, и была эта комнатка всем его жильём.

  16. bread: Да и автомобиль он хоть, может, и купил одних из первых в эсэсэсэре, но умер в комнате-лодочке, что на Лубянке, и была эта комнатка всем его жильём.

    «Запомни, Шарапов — наказания без вины не бывает! Ему надо было просто вовремя со своими женщинами разбираться, да пистолеты не разбрасывать, где попало…» ©

    bread: Маяковский и до революции жил, и ходил бывало по улицам на потеху публике в жёлтой толстовке с намалёванным на щеке бубновым знаком. Футуристом был, чёрт его дери.

    Ну да. Славы хотел, известности. «Битлы» для этого с унитазными сиденьями на шеях по улице ходили, Моррисон купил всех животных в зоопарке Лос-Анжелеса, кажется, и выпустил их на волю… В юности такие приколы меня умиляли и даже восхищали. Но время-то идет! 🙂

    Понимаешь, самое смешное в том, что ты — прав. По большому счету. И идеи и мысли запрещать нельзя. По большому, опять же, счету. Даже нацистские. И загорись опять пожар нацизма, — ну что… Надуется человечество, выругается в маму, соберется до кучи и опять наваляет нацистам по жопе. Как в прошлый раз. Так что в глобальном смысле правда всегда победит. Только вот сколько крови за это придется пролить! Я об этом думаю. И не проще ли еще на берегу проверить пассажиров, да и изъять все колющие, режущие, огнестрельные и взрывоопасные предметы… «В целях вашей же безопасности», как говорят в американских фильмах.

    А наша нация предрасположена к красной болезни. Ну, предрасположена. Наследственность дурная. И разве это не говорит о том, что нам, — если по уму! — надо быть в этом вопросе особенно осторожными, и больше не допускать социальных экспериментов на живых людях? 🙂

  17. bread European Union:

    Sir Michael: и больше не допускать социальных экспериментов на живых людях?

    Это идеализм. Есть фундаментальные законы мироздания, их не перепрыгнуть, к ним можно только приспособиться. Попытка бюрократически запретить идеи, пусть даже и живодёрские, приведёт либо к тирании, либо к большой крови. Скорее — к тому и другому одновременно. Дети болели и будут болет ветрянкой, с этим надо смириться и продолжать развивать медицину и фармацевтику. К несчастью, люди не прекратят стремиться резать друг другу глотки, что ж — si vis pacem, para bellum.

    Дорога в ад вымощена благими намерениями, как известно.

    Я, кстати, с самого начала знал, что у нас с тобой нет противоречий, так только нюансы 🙂

  18. bread: Это идеализм.

    Наоборот — это ПРАКТИКА! 🙂 А вот считать, что любые идеи следует разрешать к «обороту» лишь потому, что они — идеи, это как раз — чистый идеализм. Но это не страшно — таким идеализмом страдали лучшие люди цивилизации. Например, мой безусловный авторитет и в юные годы даже кумир Светлейший князь Петр Алексеевич Кропоткин. Один из лучших сынов человечества за всю мировую историю. А вот поди ж ты — чистым идеалистом прожил, страдал из-за этого невероятно, но идеалистом и умер. Никому не позволив нарушить и поколебать своего идеализма. Так что не обижайся, идеализм — удел сильнейших! 🙂 А вовсе не наоборот, как принято считать.

    bread: Попытка бюрократически запретить идеи, пусть даже и живодёрские, приведёт либо к тирании, либо к большой крови. Скорее — к тому и другому одновременно

    Наоборот! Это позволит избежать и тирании, и большой крови! 🙂 Немало тиранов и убийц пришли к власти (и показали себя тиранами и убийцами) исключительно в результате демократических, цивилизованных процедур. ВСЕ, от Нерона до Гитлера. Почему? Да потому что не было запрета на идеи.

    В США этот вопрос просто решается. Да, там действует поправка, гарантирующая свободу слова. Благодаря этой поправке в Чикаго даже было разрешено шествие по улицам города неонацистов со свастиками, факелами и прочими атрибутами НСДАП. В 1977 году, кажется… Не помню. НО! Там умно поступили — там объявили полный приоритет вопросов, связанных с обороной и безопасностью государства. И любые действия, входящие в конфликт с этими положениями, тут же расценивается, как «измена родине» и так же сурово карается. Именно за «измену родине» сидят в тюрьме вожди племен, объявивших о денонсации договоров с правительством США и выходом из состава страны.

    То есть: есть вопросы обороны и безопасности. Увы. Твои предложения хороши для абсолютно безопасного, идеального ми Но в нынешней ситуации нацистские и коммунистические рычаги могут быть использованы для уничтожения государства. Это уже бывало, примеры есть. Поэтому эти идеологии либо объявлены вне закона, либо с ними ведется иная, незримая борьба, поскольку они грозят смертью стране. Почему в Прибалтике запрещена коммунистическая идеология? Да потому, что ее развитие грозит Прибалтике потерей суверенитета и возвращением к России (где ей, к слову, и есть законное место). Почему в Польше запрещена коммунистическая идеология и символика? Да потому, что она грозит проамериканской ориентации Польши. То же самое можно сказать и о Грузии с Украиной. Не красных идей там боятся, а того, что их фальшивая «независимость» лопнет, как мыльный пузырь, и их территории вернутся домой, т.е. в Россию.

    Все взаимосвязано и, в конечном итоге завязано на безопасности. А ты этого момента совершенно не учитываешь. Что и позволяет мне назвать «идеалистической» именно твою точку зрения. По-моему, логично! 🙂

  19. bread European Union:

    Sir Michael: А вот считать, что любые идеи следует разрешать к “обороту” лишь потому, что они — идеи,

    Идеи не «разрешают», они возникают и живут без такого рода произволов, слава Богу. А вообще, идеализм есть противоположность реализму, не более. Человеку обычно свойственны, но в разных соотношениях в зависимости от индивидуума и его жизненных обстоятельств, оба подхода к восприятию действительности. Сие не предосудительно, пока это не мешает жить.

    А вообще, мы толчём воду в ступе.

  20. bread: Идеи не “разрешают”, они возникают и живут без такого рода произволов, слава Богу.

    Да уж куда там — «слава Богу»! «Идея» подражать пророку Мохаммеду, женясь на маленьких детях, бытующая в ряде мусульманских стран, — тоже «идея». И тоже «живет без всякого рода произволов». В мусульманском мире. Что нередко заканчивается трагично. Если мы уважаем идею права личности и прав ребенка, то из этих двух идей воленс-неволенс придется выбирать лишь одну. Причем не для каждого индивидуума в отдельности, а для всего общества вцелом.

    bread: А вообще, идеализм есть противоположность реализму, не более.

    Нет. Идеализм — это ТАКОЙ реализм. В котором тоже живут. Большевики, кстати, в большинстве своем тоже были идеалистами, и многие из них искренне хотели добра всему человечеству. А получилась большая кровь и развал страны. Впролне реальный. Так что не всякий идеализм — безвреден.

    bread: Сие не предосудительно, пока это не мешает жить.

    ДРУГИМ! 🙂

    bread: А вообще, мы толчём воду в ступе.

    Ну да. Ты же наотрез не хочешь признавать, что идеи, как и наркотики, бывают смертоносными и недопустимыми. А это — краеугольный камень всей конструкции.

  21. Bread Russian Federation:

    Sir Michael: Ты же наотрез не хочешь признавать, что идеи, как и наркотики, бывают смертоносными и недопустимыми. А это — краеугольный камень всей конструкции.

    Но ведь и для тебя это тоже всего лишь неожиданно увлёкшая тебя идея. Ты не будешь так думать уже через месяц.

  22. Вовсе нет. Я абсолютный сторонник разумных запретов. Я ж в молодости в Европе поработал, корреспондентом, да не в одной стране. 6 лет всего, но почти безвылазно, надолго (больше 5-6 дней с учетом дороги) в СССР не возвращался. И в молодом возрасте этого для мозгов хватило. Вот… Так что я убедился в простой истине — чем больше человек возлагает на себя РАЗУМНЫХ ограничений, тем более он цивилизован. Это касается и обществ. Культура — это сдержанность, ограничение и мера. А цивилизация — это строгая законность, уважение к ограничениям и запретам и НЕВОЗМОЖНОСТЬ преступить проведенную Обществом и Законом черту. В жизни члена Палаты Лордов или Президента страны ограничений не счесть. А в жизни вечно пьяного клошара, который делает под себя, ограничений вообще почти никаких нет. И это на все распространяется, на идеологию — в том числе. Никто не назовет Германию менее цивилизованной страной из-за того, что в ней существует строжайший запрет на нацистскую идеологию. Знаешь, с годами я вообще стал более спокойно и положительно относиться к запретам и ограничениям. Как к великому благу и дороге к высокой культуре общества. Так что по поводу «месяца» порадовать тебя не могу. Похоже, это мое убеждение — уже навсегда.

    Порассуждай сам с собой на эту тему, и ты убедишься, что у большинства народов, — весьма уважаемых и цивилизованных, — есть достаточно строгие бытовые и религиозные ограничения, которые приняты в обществе, как норма. Итальянцы, например, почти не разводятся. Католическая вера не позволяет. У евреев по субботам — шаббат, и хоть ты сдохни. Мадьяры не едят сушеную и вяленую рыбу, считая эту пищу уделом рабов (когда-то в древности турки такой рыбой кормили европейских рабов, так вот мадьяры, которые побывали под Османским игом, и до сих пор не едят ее общенационально). А болгары трескают эту рыбу со свистом, хотя тоже были под османами… Я только о европейской культуре пока, об Азии и арабах — ни слова, там вообще все на ограничениях и запретах построено.

    Не надо бояться запретов и ограничений. В них — Порядок и Система. «Ordnung und das System». А «Ordnung und das System» — это, кстати, и есть ни что иное, как Культура и Цивилизация. До которой нам всем пока — как до неба…

  23. mr.prospero Russian Federation:

    Поздно, но всё-таки прочёл эту статью, как всегда у Черчеля гениально написанную. Точную по мысли. верную по факту и идеии и блестящую по стилю. Он гений. Но разве можно рядом с ним ставить квазифилософскую графоманию Ульянова или бездарное бумбокание Джугашвили. ( Помните его изложение диалектического материализма?)
    Да, не везёт России с руководителями.

  24. mr.prospero: Да, не везёт России с руководителями.

    Извините, но, как это не грубо прозвучит, но я все-таки считаю, что каков народ, таков и царь. И если России так долго и упорно не везет на руководителей, может, нам в самих себе причины поискать? 🙂 Например, Путин отвечает чаяниям очень большого количества россиян. Я точно это знаю. Они такого и хотят, им не прав, ни свобод даром не надо, им макарон чашку ежедневно обеспечь — а потом хоть по башке бей. Пофигу.



Оставить комментарий


Connect with Facebook

Вставить картинку: uploads.ru savepic.su radikal.ru

Proudly powered by WordPress.
Перейти к верхней панели