sir_michael`s_traffic


Мы должны делать добро из зла, потому что его больше не из чего делать

Любая болезнь хороша тем, что приходится много лежать, и совесть тебя за это совершенно не грызет, ибо тебе положено. А когда лежишь, то воленс-неволенс читаешь книги. Настоящие, бумажные, с полки. Я вот сейчас любимого своего Аркадия Аверченко перечитываю. Это тот, который при царе-батюшке возглавлял журнал «Сатирикон», в котором вовсю критиковал всю русскую дореволюционную действительность в хвост и в гриву. Это при зловещей «царской охранке»-то… Потом, при большевиках, этот журнал выпускали уже в Париже, а в СССР это слово стало запрещенным надолго. Потому что в этом журнале Аверченко сотоварищи писали правду о революции и об СССР. То есть «злобную клевету». Так, к примеру, они давали цифры экспорта из Советской России зерна, нефти, леса, продуктов питания в то время, когда у нас вымирали от голода целые деревни, а людям пели песни о «разрухе» и «злой руке Запада». В эти песни, кстати, большинство российского электората и до сих пор верит…
Да ладно, я не об этом. А об Аверченко. Я вот сейчас прочитал его мааахонький рассказ «Черты из жизни рабочего Пантелея Грымзина». Даже не рассказ, собсна, а сравнение цен 1911 и 1920 годов. И подумалось, что, может, вам тоже будет интересно эти вещи узнать. А об Аверченко тогда после поговорим. Очень, очень интересный персонаж!! Почти все его шутки в Ильфа и Петрова перекочевали. Да и в остальных, чего там… Скажем, знаменитая фраза «Я левею!!!» на самом деле принадлежит не Ильфу и Петрову, а Аверченко. Но как-нибудь после об этом. Рассказ интересный! 🙂

Черты из жизни рабочего Пантелея Грымзина

Ровно десять лет тому назад рабочий Пантелей Грымзин получил от своего подлого, гнусного хозяина-кровопийцы поденную плату за 9 часов работы — всего два с полтиной!!!
— Ну, что я с этой дрянью сделаю?..— горько подумал Пантелей, разглядывая на ладони два серебряных рубля и полтину медью…— И жрать хочется, и выпить охота, и подметки к сапогам нужно подбросить, старые — одна, вишь, дыра… Эх ты, жизнь наша распрокаторжная!!


Зашел к знакомому сапожнику: тот содрал полтора рубля за пару подметок.
— Есть ли на тебе крест-то? — саркастически осведомился Пантелей.
Крест, к удивлению ограбленного Пантелея, оказался на своем месте, под блузой, на волосатой груди сапожника.
— Ну, вот остался у меня рупь-целковый,— со вздохом подумал Пантелей.— А что на него сделаешь? Эх!..
Пошел и купил на целковый этот полфунта ветчины, коробочку шпрот, булку французскую, полбутылки водки, бутылку пива и десяток папирос — так разошелся, что от всех капиталов только четыре копейки и осталось.
И когда уселся бедняга Пантелей за свой убогий ужин — так ему тяжко сделалось, так обидно, что чуть не заплакал.
— За что же, за что?..— шептали его дрожащие губы. — Почему богачи и эксплуататоры пьют шампанское, ликеры, едят рябчиков и ананасы, а я, кроме простой очищенной, да консервов, да ветчины — света Божьего не вижу… О, если бы только мы, рабочий класс, завоевали себе свободу!— То-то бы мы пожили по-человечески!

* * *

Однажды, весной 1920 года рабочий Пантелей Грымзин получил свою поденную плату за вторник: всего 2700 рублей.
— Что ж я с ними сделаю,— горько подумал Пантелей, шевеля на ладони разноцветные бумажки.
— И подметки к сапогам нужно подбросить, и жрать, и выпить чего-нибудь — смерть хочется!
Зашел Пантелей к сапожнику, сторговался за две тысячи триста и вышел на улицу с четырьмя сиротливыми сторублевками.
Купил фунт полубелого хлеба, бутылку ситро, осталось 4 целковых… Приценился к десятку папирос, плюнул и отошел.
Дома нарезал хлеба, откупорил ситро, уселся за стол ужинать… и так горько ему сделалось, что чуть не заплакал.
— Почему же,— шептали его дрожащие губы,— почему богачам все, а нам ничего… Почему богач ест нежную розовую ветчину, объедается шпротами и белыми булками, заливает себе горло настоящей водкой, пенистым пивом, курит папиросы, а я, как пес какой, должен жевать черствый хлеб и тянуть тошнотворное пойло на сахарине!.. Почему одним все, другим — ничего?..

* * *

Эх, Пантелей, Пантелей… Здорового ты дурака свалял, братец ты мой!
Аркадий Аверченко, 1921 г.
**************
Вот, собсна, и весь рассказ. Литературы, конечно, никакой, но как он красноречиво иллюстрирует рассказы коммунистов о бедственной жизни рабочих при царе-кровопийце! 🙂

комментария 2

  1. Чудо Вы, сэр Майкл! Замечателен не только Аверченко, но и Вы, вернее, Ваши коменты. Вот почему я почему-то приклеился к Вашим страничкам.
    С Новым Вас годом, Вас! Здоровья, счастья… (гм,гм!), успехов (в чём я не сомневаюсь).

    Искренне Ваш, с любовью М.А.

  2. Рад угодить, уважаемый тезка! Желаю Вам в новом году прежде всего здоровья и жизнелюбия. А при наличии первого и второго все остальное появится само по себе!



Оставить комментарий


Вставить картинку: uploads.ru savepic.su radikal.ru

Proudly powered by WordPress.
Перейти к верхней панели